Пенелопа, как Вы себя чувствуете в роли невесты?

Наверное, как и любая другая женщина, — как принцесса.
 

В детстве мечтали стать принцессой?

О! Еще как! Я наряжалась в мамины платья, туфли, сооружала себе корону из фольги и чувствовала себя потрясающе. Наверное, каждая девочка должна пройти через эти мечты и подобные игры. И мудры те родители, которые не только не ругают свою маленькую дочку за это, но и поощряют ее, играют вместе с ней. Я не говорю, что каждая мама должна отдать свой гардероб своей дочке на растерзание, но сейчас столько продается костюмов маленьких принцесс, что можно просто купить один-два и позволить своей дочурке ощутить себя красавицей королевских кровей. Это очень важно.
 

Почему?

Потому что если в детстве девочке повторять, что она красавица, умница, желанная и любимая, то она и вырастет такой. Более того, впоследствии она интуитивно станет искать такого мужчину, который будет относиться к ней именно так. А значит, что шансы «наскочить» на негодяя значительно уменьшаются. Такая девушка будет себя ценить и уважать. А это очень много значит для женщины.

3 факта о личной жизни Пенелопы Крус

Факт первый

Мы с Хавьером Бардемом уже снимались вместе 17 лет назад в Jamon, Jamon («Ветчина, ветчина»). Но тогда ничего, кроме дружбы, не получилось. Мне исполнилось всего 18, а Хавьеру 23 года. Наверное, нам предстояло повзрослеть, дорасти друг до друга. Кроме того, мне пришлось впервые играть постельные сцены, а я была абсолютным ребенком. Я так нервничала, что романтические отношения с партнером по площадке — последнее, что могло придти мне в голову.

А нет ли риска вырастить самовлюбленную «диву»?

Если не принижать ее подружек, не сравнивать с другими девочками в ее пользу, то риск минимальный. Вот сравните фразы — «ты моя принцесса, красавица, умница» и «ты моя принцесса из принцесс, самая красивая и самая умная, а другие тебе в подметки не годятся». Не надо быть психологом, чтобы понять, кто вырастет из девочки, которой говорят первую фразу, и кто из той, которой повторяют вторую.
 

Вам часто говорили, что Вы принцесса из сказки?

У меня получилось немного по-другому. Моя мама работала в салоне красоты, делала женщинам прически. Я часто приходила к ней на работу и с замиранием сердца наблюдала за этими, как мне казалось, роскошнейшими женщинами. А так как у меня были красивые волосы, то эти «королевы» делали мне комплименты и утверждали, что я вырасту в замечательную красавицу.
 

Они Вас не обманули. Как Вы полагаете, красота помогает в карьере актрисы?

На этот вопрос можно ответить и «да», и «нет». Когда начинающую актрису замечают из-за ее яркой внешности и начинают приглашать на роли красоток, то этим самым губят ее карьеру на корню. Лейбл «красотки» прилипает сразу же и надолго. Потом ни один серьезный режиссер не даст серьезную роль такой актрисе, даже если знает, что она с ней справится.
 

Но почему же?

Потому что зритель по инерции будет смотреть на нее и ожидать от нее всего чего угодно, но не серьезной роли. То есть ее имидж затмит саму роль, и она пройдет незамеченной. Не каждый режиссер способен так рисковать.
 

Но вот Вас, например, столько раз заносили в списки самых красивых людей планеты, но серьезные роли Вы получаете регулярно. Вообще, как Вы относитесь к своему титулу «Самой-самой»?

Это не мой титул.
 

А чей же?

Дизайнера, который меня одевал, специалиста по макияжу, который мне изменял лицо, парикмахера. Это их заслуга. Та женщина, которую я вижу каждый день в зеркале, и та, которая на меня смотрит с обложек глянцевых журналов, — абсолютно разные. Причем и внешне, и внутренне.
 

Внешне понятно. А почему внутренне?

Когда для работы приходится всегда выглядеть гламурно, носить роскошные платья, в которых не повернуться, ни ступить свободно нельзя, то в повседневной жизни стараешься одеваться как можно проще. Главное, чтобы удобно было. Это, в конце концов, становится второй натурой, и вот та шикарная дама не имеет ничего общего со мной. Это работа!
 

Но сами Вы себя красивой считаете?

Я считаю себя привлекательной. Но когда я вижу себя в зеркале, у меня возгласы восхищения не вырываются.
 

Вас, кстати, за последнее время не так часто можно видеть на обложках журналов. Не предлагают?

Мне просто жалко времени. Когда становишься старше, то начинаешь относиться к нему совсем по-другому. Фотосессия длится порой целый день. Сначала волосы — часа полтора минимум. Потом макияж — часа два с половиной и больше. Потом одеваться. Пять часов только подготовки! Пять часов моей жизни! На что? Чтобы выглядеть красивой. Кроме того, эти часы — не самые веселые. Я сижу неподвижно, не могу ни читать, ни разговаривать, ни смотреть телевизор. Только иногда музыку послушать или новости, чтобы уж совсем не впустую время прошло.
 

Но для рекламных роликов LOreal все равно приходится...

Ради 2 миллионов долларов в год, которые я получаю за рекламу этой фирмы, я как-нибудь потерплю!

3 факта о личной жизни Пенелопы Крус

Факт второй

Вообще, я не хотела бы говорить о личном. Не подумайте, что я капризничаю или считаю, что мои отношения какие-то особенные. Вовсе нет. Просто я сделала выводы из моего печального прошлого и теперь стараюсь как можно меньше распространяться о своей личной жизни. Прессе только скажи слово, как завтра в Интернете прочитаешь тысячу и одно, и совсем в другом толковании.

Сейчас Вы репетируете мюзикл Nine («Девять») вместе с Николь Кидман и Дэниель-Дэй Льюисом. Как Вам, кстати, Лондон?

Я люблю Лондон. Я считаю, что это самый красивый город мира. Ну, может, исключая мой родной Мадрид.
 

Почему Вы решили сняться в мюзикле? Кажется, это не Ваш жанр.

Чтобы получить роль, я проходила кастинги четыре раза. Мне очень хотелось поработать с Робом Маршаллом (директор «Чикаго»).
 

А перспектива работать вместе с Николь Кидман не смущала? Одно время говорили, что это именно Вы увели у нее мужа, Тома Круза.

Николь взрослая женщина и не первый день в индустрии. Она прекрасно отличает правду от вымыслов. Она знает, что никто ни у кого никого не уводил. Я очень ждала начала репетиций.
 

Кстати, пока Вы репетировали, пропустили премьеру последнего фильма Вуди Аллена с Вашим участием — Vicky Cristina Barcelona («Вики Кристина Барселона»). Не расстроились?

Скоро этот фильм привезут на лондонский фестиваль, так что у меня будет возможность его представлять.
 

В фильме вы с Бардемом играете людей, которые, несмотря на то что любят друг друга, не находят взаимопонимания. Как такое может случиться?

Некоторые всю свою энергию направляют на то, чтобы любить как можно сильнее. Но это неправильно. Любить — это хорошо. Но ведь надо же еще и знать человека, которого любишь, прислушиваться к нему, понимать, чего он хочет. Просто любить — этого мало. Но, по крайней мере, они пробуют опять и опять.
 

Ваша героиня, Мария-Елена, настолько импульсивна и полна страсти ко всему, что делает, что иногда выглядит просто безумной. Как, по-Вашему, быть настолько страстной — допустимо?

Страсть нужна во всем, что делаешь. Но ее должно быть в меру. Иначе можно запугать самого смелого мужчину на свете. Тогда как ее муж, Хуан-Антонио — человек с раненым сердцем. Ему больно от того, что он не такой хороший художник, как ему бы хотелось, из-за своих несложившихся отношений с Марией. Ему нужен не ураган страстей, а терапия любви и понимания. Мария-Елена, к сожалению, этого не чувствует. Она не осознает, что его прямота и резкость — только способ победить свои страхи и комплексы, а вовсе не грубость.
 

Почему она этого не может понять, если любит своего мужа?

Потому что она сама несчастна. Если внутри человека царит хаос, то он обязательно будет вносить хаос везде, где бы он ни появлялся. Ей трудно разобраться с самой собой. Куда уж ей понять других!

3 факта о личной жизни Пенелопы Крус

Факт третий

В том, что моя личная жизнь не складывалась, конечно, по большей части — моя вина. Я боялась серьезных отношений. Боялась серьезных чувств. Понимаете, я всю жизнь работала и просто не успела, так сказать, «познакомиться» с тем монстром, которого называют любовью. Я не чувствовала себя комфортно с его приближением, и как только чувствовала: «вот оно, сейчас придет», то сразу «делала ноги». Мне тогда ни на что не хотелось распыляться, а только работать, работать и работать. А сейчас мне хочется жить. Я все так же люблю сниматься в кино и с удовольствием это делаю, но теперь я стараюсь больше отдыхать, выделять время на себя. Отдохнуть, походить по магазинам, пообщаться с семьей — одним словом, все, что радует всякую нормальную женщину.

В чем, по-Вашему, заключается концепция фильма?

В исследовании мира любовных фантазий и мира реальной любви. А также взаимодействий двух этих миров. Ведь они так часто пересекаются, и очень важно не перепутать один с другим.
 

В фильме «Volver» («Возвращение») Вы сыграли испанскую матрону средних лет. Уже не говоря о внушительных формах, которые пришлось приобрести, Вы еще позволили гримерам «состарить» себя на пару десятков лет. Не страшно было смотреть на себя в зеркало?

Напротив, даже забавно! Я теперь знаю, как буду выглядеть в сорокапятилетнем возрасте.
 

А набирать лишние килограммы? От них порой сложно избавиться.

Когда ищешь образ, об этом, как правило, не думаешь. Я старалась понять, какой должна быть эта женщина, и мне показалось, что она должна выглядеть именно как испанская мать, а не стройная красотка. Поэтому я постаралась прибавить несколько килограммов. Но даже этого, я чувствовала, было недостаточно. Поэтому под платье я подкладывала эдакую накладную попу.
 

Когда на каннском фестивале фильм не получил главного приза, в газетах писали, что Вы выглядели разочарованной. Почему Вас это задело, ведь сами Вы за роль получили наибольшее количество наград?

Фильм был на уровне главного приза — это бесспорно, и именно за фильм стало немного обидно. А то, что я получила столько наград за роль, так это неудивительно. Ведь я ждала этой роли очень давно. Педро Альмодовар собирался начинать работу над ним много лет назад, но все откладывал. Так что у меня было время пропустить роль через себя. И, что интересно, когда Педро впервые пригласил меня участвовать в картине, мне предназначалась роль дочери. Когда фильм наконец запустили, я уже годилась только в мамы. Так что, повремени Альмодовар еще немного, и я бы сыграла бабушку.
 

Мы с Вами говорили о воспитании девочек. Вы рассуждаете очень здраво. Как-то Вы сказали, что сами учитесь мудрости у кошек, которых, кстати, у Вас очень много. Чему именно Вы у них учитесь? Независимости?

Нет. У кошек независимость настолько сильно развита, что женщине подобная черта характера может только навредить. Мне, например, моя независимость и постоянное желание отстаивать свое мнение сильно мешали. Начиная еще со школы. Мое излюбленное выражение: «Это мое мнение». Конечно, иметь свое мнение и уметь его отстаивать — это хорошо, но в меру. А учусь я у них именно кошачьей жизненной мудрости.
 

Кошкам часто приписывают всякие мистические способности.

Они вовсе не мистические! Кошки мудрые и умеют смотреть не только вперед, но и в прошлое, и в будущее. Они могут передавать свое настроение на расстоянии и получать сигналы через время. И мы, люди, раньше могли это делать, но потеряли эту способность.
 

Как Вы думаете, можно ее опять приобрести?

Конечно! Эта замечательная способность возвращается к нам через любовь. Сколько примеров тому, когда мать на расстоянии чувствует, что с ее ребенком случилась беда? Когда люди, которые по-настоящему любят друг друга, начинают мыслить одинаково и принимают одинаковые решения независимо от того, сколько тысяч километров их разделяет? Недаром же говорят, что любовь спасет мир. Люди научатся передавать свои мысли и желания друг другу и станут жить в согласии. Я действительно в это верю.
 

Прямо как в сказке.

Каждый способен создать собственную сказку. Кто-то воспринимает слово «сказочный» в связи с богатством. Кто-то с карьерой. Кто-то считает себя сказочно красивым, а кто-то счастливым. Кому что нравится.
 

А что касается Вас? Вы «сказочно»...

На данный момент — счастлива. Я занимаюсь любимым делом, живу в своей стране, которую люблю, общаюсь с людьми, которые мне приятны. И у меня есть любимый мужчина. Что еще надо женщине для того, чтобы быть сказочно счастливой?
 

Какой привилегией своего положения дорожите больше всего?

Именно тем, о чем я сейчас говорила — возможностью быть счастливой. Ведь не говорят же о Золушке: «Золушка вышла замуж за принца и стала сказочно богатой» или «... и сделала карьеру королевы». Она стала счастлива! Вот и все.

 

Сусанна Кэмпбелл