Что вдохновляет Вас на такие интересные проекты?

Мы создаем столько замечательных вещей! Я думаю, это именно то, что стоит делать: мне нравится этим заниматься, мне нравится подниматься утром, мне нравится видеть, как из ничего возникает что-то прекрасное — будь то здание или площадка для гольфа, или клуб. Да что угодно из того, что мы строим! Мы получаем от этого удовольствие, и мои дети тоже отлично работают. Дон, Эрик и Иванка в самом деле очень хорошо поработали, у нас множество проектов во всем мире, однако на данный момент Trump Soho для Трампов является особенным. Конечно, у нас сейчас много замечательных проектов по всему миру, но Trump Soho я смело могу назвать одним из моих любимых.
 

Действительно, в мире осуществляется множество проектов под маркой Trump. Как отбираются те, в которых Вы участвуете лично, и те, которым только даете разрешение на использование Вашего имени?

Это зависит от многих факторов. Обычно мы предпочитаем имущественные отношения, иногда предоставляем лицензию, но в общем и целом предпочитаем участвовать в проекте. И, знаете, если я решу заняться строительством в России или в другом отдаленном уголке, основополагающим фактором послужит наличие надежного, очень надежного партнера. Поскольку, понимаете, нужно следить за новостями компании, за электриками, то за тем, то за другим, а это трудно делать с пересечения 57-й улицы и 5-й авеню. Так что мы всегда выбираем хороших партнеров. Ну и, разумеется, нельзя не учитывать особенности партнера, качество работы и местоположение страны. Есть страны, в которых я не хотел бы работать. Есть страны, с которыми все в порядке, и их ждет большое будущее. К таким странам относится Россия, и российский рынок растет с каждым днем.
 

Какие у Вас планы покорения России и, в частности, Москвы?

В настоящий момент мы планируем осуществить очень крупный и очень масштабный проект с нашим партнером в Москве, и мы сможем больше рассказать об этом в ближайшем будущем. Мы вообще сейчас очень заинтересованы в России и особенно в Москве. Мы хотели бы также попытать счастья в Сочи, но сейчас наш основной интерес — это Москва и Санкт-Петербург. Сочи — это очень хороший рынок, на котором в ближайшие годы появится несколько хороших возможностей.

3 факта о проектах Дональда Джона Трампа

Факт первый

The Trump Organization занимается строительством жилых домов, гостиниц и гольф-клубов в Чикаго, Лас-Вегасе, Майами, Лос-Анджелесе, Форт-Ладердейле, Торонто, Карибском регионе, Вестчестере, Нью-Йорке, Филадельфии, Панаме, на Гавайских островах, Шотландии и Дубае. Мы планируем проекты в России и странах бывшего Советского Союза.

Вы утвердились с конкретным партнером для этого проекта или находитесь в поиске?

Есть организация, которая хочет с нами работать, сейчас мы находимся на этапе переговоров. Также ведем переговоры с двумя другими группами, в результате которых мы заключим самую лучшую с нашей точки зрения сделку, предполагающую самое лучшее местоположение и самое лучшее здание.
 

В России у Вас есть друзья?

Два дня назад я встречался с вашим великим скульптором, который создал памятник Петру Великому для Москвы. Церетели. Он потрясающий! Он хочет быть моим скульптором. Я встречался с ним недавно, он приходил ко мне в офис, я считаю, что он прекрасный человек. Я познакомился с ним 20 лет назад в Москве, и он нисколько не изменился, волосы только немного поседели. Сейчас он делает мою статую, и, возможно, мы поставим ее рядом с Empire State Building, или может быть рядом со Статуей Свободы. Он любит все большое, но он замечательный и очень талантливый человек. Мы возьмем его в нашу команду.

3 факта о проектах Дональда Джона Трампа

Факт второй

Проект Реконструкции катка «Воллман» (Wollman Rink) в Центральном парке начался в 1980 году и был рассчитан на 2.5 года строительных работ. Однако, потратив на него $12 000 000, город так и не завершил его даже к 1986 году. Мы предложили бесплатно принять строящийся объект с целью продолжения работ за свои деньги, получили отказ. Но продолжали настаивать до тех пор, пока об этом не стали писать местные СМИ. В итоге было получено разрешение на строительство, которое закончили за шесть месяцев, потратив при этом $750 000 из заложенных в бюджете $3 000 000.

А что Вы можете сказать о Ваших клиентах из России, покупателях? Есть расхожее мнение, что русские — щедрые люди, и поэтому они нравятся тем, кто строит и продает. Вы разделяете его?

Я только что продал дом в Palm Beach на прошлой неделе за 100 000 000 долларов одному русскому. Вам об этом известно? Это не единственное, что я продал русским. В данный момент я веду переговоры с двумя русскими о покупке квартиры в Trump-Park-Avenue; у меня есть двое или трое русских клиентов, желающих купить пентхаус в этом здании, две огромных квартиры, две квартиры за 51 000 000 долларов каждая, так что у меня есть русские покупатели... Им нравится имя Трамп, им нравлюсь я, и им нравятся наши здания. Так что я достаточно работал с русскими, у меня очень хорошие отношения с россиянами, и у меня много друзей в Москве и Санкт-Петербурге.
 

Для многих людей в России Вы являетесь кумиром, однако многие считают, что Ваш успех на 50 % основывается на грамотной рекламе и, возможно, на эпатаже. Можете ли Вы это прокомментировать?

Спасибо, что сказали. Если я являюсь кумиром в России, то мне, наверное, следует переехать в Россию навсегда. Я люблю Россию, я уважаю эту страну, я уважаю Путина и то, что он делает. Он работает намного лучше, чем Буш, — намного лучше, поверьте мне. Хотя это и не сложно. Что касается рекламы, то все не совсем так. Наши здания сами за себя говорят. Нью-Йорк — хороший рынок. Нью-Йорк остается лакомым кусочком — это остров, небольшой остров, на нем очень трудно получить землю, он не растет в ширину, как другие места — там вы просто выходите за пределы города, здесь это невозможно, кругом вода, и пойти вам некуда. Поэтому мы не будем лезть из кожи вон, чтобы рекламировать наши проекты, потому что они в этом не нуждаются. Наши продажи идут очень хорошо, другим приходится тратить целое состояние на рекламу, а мне этого не нужно — все мои здания продаются. Плюс репутация и послужной список — я думаю, это имеет наибольшее значение во всем мире, и полагаю, что из всех существующих брендов у нас наилучшая репутация в отношении качества продукции и каждого отдельного здания. Это самое главное.

3 факта о проектах Дональда Джона Трампа

Факт третий

В этом номере издания Status & читателям представлены 2 проекта — Trump Soho Hotel Condominium (New York, NY) и Trump Hollywood (Miami, Florida), в которых возможна покупка апартаментов.

Тем не менее, вы дважды были банкротом. Что чувствует человек в такой ситуации?

Ну, не дважды, нет. В 1990 году я был... я бы сказал, слишком близок к этому. Но, несмотря на то что многие мои друзья и многие, занимающиеся недвижимостью, время от времени объявляют себя банкротами, я никогда этого не делал. Ни тогда, ни после. Но трудные времена были, этого нельзя отрицать — с 1990 по 1993 год, и с тех пор наша компания стала больше, сильнее и эффективнее, чем когда бы то ни было. Теперь мы покупаем тогда, когда все продают. Знаете, у нас значительные средства, мы создали огромную компанию, но тяжелые периоды случаются у всех. Лично меня заставляет держаться на плаву и помогает все преодолеть — это то, что у меня есть дети. И, кроме того, мне просто нравится мой бизнес. Меня часто спрашивают: ты будешь баллотироваться в президенты? Ты хочешь в это ввязаться? Ты это сделаешь? Да нет, мне нравится то, что я делаю: мы строим столько прекрасных зданий! И мне очень помогают трое моих детей.
 

Как бы Вы определили понятие «роскошь» в нескольких словах? Что Вы относите к категории «люкс»?

В этом плане я, разумеется, могу рассказать только на примере недвижимости. Все начинается с местоположения, потому что роскошь невозможна без правильного местоположения, затем идет высота потолков, качество отделки, окна, размер окон. Посмотрите на мои здания! У них всегда самые большие окна, и, хотя и не все об этом знают, но стекла в них стоят дороже, намного дороже обычных. Когда у здания такие окна, это значительно повышает его стоимость. Значительно! В моих зданиях всегда большие окна, всегда высокие потолки, всегда лучшая отделка, они всегда расположены в лучших местах. Понимаете, лучше быть уже не может! Я всегда выбираю лучшие места — номер 1 в Central-Park-West, напротив здания ООН и United Nations Plaza, Trump-Park-Avenue на 59-й улице, и другие здания вдоль Central-Park. Вот что я называю роскошью. При других условиях это слово ничего не значит, потому что общественность долго дурачить не получится. Если вы не производите продукцию высшего качества, то не имеет значения, как вы ее назовете, и это для меня очень важно.
 

Какой привилегией вашего положения дорожите больше всего?

Я полагаю, у меня есть определенные преимущества, например, при получении разрешений на строительство. Городские власти идут на уступки, им нравится, что Трамп работает в их городе в различных районах. Думаю, я могу получить разрешение на строительство в тех случаях, когда другим это бы не удалось, и это помогает в работе. Людям нравится мое имя, это самое модное имя и самый модный бренд из всех существующих. Поэтому наши здания легче продать, чем другие, их можно продать дороже, чем другие. Покупатели знают, что если здание носит мое имя, то это априори означает, что они получат наивысшее качество, наилучшее местоположение — то, что им нужно. Поэтому мое положение дает мне преимущества перед другими, когда я делаю свои предложения — будь то отдельному человеку, городу или стране.

Сейчас мы ведем переговоры по нескольким сделкам, и с Трампом люди работают охотнее, чем с кем-либо. Вот моя привилегия. Правда, есть и некоторые побочные эффекты. Например, я не могу пойти и просто погулять по улицам. Это большое неудобство.