Давайте пройдем в черно-белую гостиную. Там нам будет удобнее всего.

Столько солнца в доме! Кто у вас так его любит — Вы или Марк?

Мы оба. Мы же из солнечной страны.
 

А занимался дизайном дома?

В основном я сама. У нас были разногласия с Марком. Я любительница пышных хоромов. Обожаю картины, вазы, драпировки. Марк же, наоборот, приверженец минимализма. Приходилось идти на компромиссы. Та гостиная, где мы будем беседовать, типичный образец «компромисса».
 

Всегда считала, что белый и черный — слишком официозное сочетание и что комната, выдержанная в этих тонах, будет выглядеть слишком претенциозной и чопорной. А здесь, несмотря на прямые линии обстановки и вопреки этому сочетанию, так и тянет отдохнуть.

Не вопреки, а благодаря. Основные цвета фэн-шуй — это белый и черный. Если они находятся в равновесии, то и в душе будет баланс, и захочется расслабиться. Главное — не переусердствовать с одним цветом или с другим. Вот, садитесь на этот белый диван и тогда все Ваши мысли будут белыми.
 

Можете мне верить, я не принесла с собой ни одной черной мысли.

Ну и прекрасно. Тогда давайте начинать. А то мне потом еще ужин готовить.

3 факта о бизнесе Дженнифер Лопес

Факт первый

Создавая свои коллекции одежды, я ориентируюсь исключительно на свой вкус. У меня, у моей фигуры, у моей манеры одеваться есть немало поклонниц. Это женщины, которые не просто хотят походить на меня, но которым нравится мой стиль и они хотели бы включить в свой гардероб похожие вещи.

У Вас нет повара?

Нет. Для меня не существует большего удовольствия, чем готовить ужин для моего мужа. 
 

А что готовите, если не секрет?

Блюда пуэрториканской кухни. Ведь мы с Марком оба пуэрториканцы. Нам нравится еще и итальянская кухня.
 

Вы себя в еде не ограничиваете? Где-то писали, что вы решили стать вегетарианкой.

Это неправда. Я люблю мясо и не отказываю себе ни в чем. Я не считаю, что красота женщины — в ее скелете. Женщина должна иметь женские формы. Мне мои нравятся и, самое главное, они нравятся моему мужу. Я никогда не сидела на диетах, и мне жаль тех девочек, которые морят себя голодом. Когда я вижу очередную модель с голодными глазами, мне хочется подойти к ней, взять за руку и сказать: «Пойдем, детка, ко мне домой. Я тебя покормлю».
 

Насколько я помню, Вы никогда не хотели изменить свою внешность. Зато род занятий — запросто. Вы певица, танцор, успешная бизнес-леди, дизайнер. А кем сами себя ощущаете больше всего?

Прежде всего, сейчас я жена и женщина. Я наконец-то поняла это и не хочу терять это чувство.
 

Вы это поняли, когда исчезли из поля зрения публики почти на два года?

Кстати, не страшно было пропадать на такой долгий срок?

То, что обо мне не писали во всех таблоидах, это не значило, что я совсем ничего не делала. Я просто на время, как говорится, «легла на дно», отступила в тень. Я занималась тем, чем мне всегда доставляло удовольствие заниматься — развивала свой бизнес, без помех готовила к выпуску новый альбом. Первый в моей карьере на испанском языке. Мне нужно было уйти, чтобы спасти себя и свою новую семью. 
 

В каком смысле — спасти себя?

В том, что плата за известность — разрушение личности, утрата всего духовного. Забываешь, где ты настоящая, а где нарисованная. Когда я почувствовала, что теряю свое лицо, утрачиваю жизненный баланс, я решила уйти в тень.
 

Спасти свою семью...

Я не умаляю своих собственных ошибок или ошибок, сделанных моими предыдущими партнерами и мужьями, но большая ответственность за разрывы лежит на слишком пристальном внимании прессы и публики. Невозможно искренне выражать свои чувства мужу, когда каждое твое слово повторяется во всех газетах. Я очень экспрессивна и эмоциональна, и не умею притворяться в угоду таблоидам. Как бы это объяснить? Жизнь звезд похожа на карусель, которая вертится очень быстро, и важно уметь вовремя с нее соскочить. Хотя это довольно страшно. Соскакиваешь, и сразу охватывает паника — а что дальше? И многие сразу заскакивают обратно. Так случилось с Бритни Спирс. Она не сумела вовремя спрыгнуть с карусели, а может, боялась. Мне ее от души искренне жаль.
 

А что Вас удержало от того, чтобы снова закружиться на этой карусели?

Мой муж. Я не хотела, чтобы и с этой моей семьей произошло то же самое, что с предыдущими. Любовь — это очень интимное чувство, которое может родиться и развиваться только между двумя. В ней нет места для публики. Вся моя жизнь всегда вертелась вокруг любви и работы, но каждый раз доходило до экстрима. Мне никогда не удавалось создать сбалансированные взаимоотношения. Потому что для этого нужно время и необходимо ощущение собственного «Я». Я же очертя голову кидалась в новые отношения, не задумываясь — а подходят ли мне они.
 

Это верно, Вас за это много критиковали — не успела развестись с одним, как уже роман с другим.

Я не могу жить одна, не могу жить без любви. Тогда мне казалось это правильным. Я просто верила в любовь и в то, что она сама меня найдет. Я не знала тогда, что любовь не находят, что ее саму нужно взлелеять, развить. Любовь — это большой и кропотливый труд.
 

А как Вы справлялись со стрессом, когда Вас критиковали во всех таблоидах?

В этом поможет только одно — чувство юмора. Если воспринимать все слишком серьезно, то можно сойти с ума. Я всегда действовала по принципу — посмеялась, и забыла. Хотя, конечно, не всегда это удавалось.
 

Давайте все же вернемся к изначальному вопросу — кто Вы больше в профессиональном плане?

Наверное, я все же и то, и другое, и третье, и четвертое. Хотя для того чтобы быть успешной певицей или актрисой, необходимо иметь некоторые деловые качества. Организованность, потом бешеное трудолюбие, а после этого опять организованность. Кроме того, нужно уметь организовывать не только себя, но и других. Точно представлять себе, чего хочешь добиться и видеть четкие пути к достижению цели.
 

Вы сейчас говорите довольно жестко, как заправская бизнес-леди. Даже как-то не вяжется это с Вашим романтическим имиджем.

У меня не имидж романтический, я сама неисправимый романтик. А жесткость — это работа, необходимый элемент бизнеса. Кстати, я бы и не называла это жесткостью, это просто точность и ясность.
 

Зачем Вам было еще вешать себе на шею бизнес с его проблемами? И вообще, как только все успеваете?

Иногда хочется придти домой, залезть под стол и никому не показываться. Но я всегда помню слова моей матери. Когда я только начала свой бизнес, она сказала: «Дело твое. Если хочешь еще и бизнесом заниматься, занимайся. Но не звони мне и не плачь».
 

Не звонили?

Один раз позвонила и, честно говоря, ожидала сочувствия. Вместо этого она сказала: «У меня нет к тебе жалости. Это было твое решение. Каждый человек должен быть достаточно сильным, чтобы нести ответственность за свои решения».
 

Не обиделись?

Нет, я поняла, что она права. Делая бизнес, нельзя позволять себе расслабляться. Нужно быть сильной.
 

Как Вы думаете, почему практически все звезды в какой-то момент ударяются в бизнес. Неужели так мало зарабатываете?

Это происходит потому, что в какой-то момент актерство или пение становятся чем-то вроде хобби. Хочется брать новые высоты, создавать что-то осязаемое. Тем более не будешь же сниматься или петь вечно. В один прекрасный день эта карьера завершится. Вот и спрашиваешь себя — а что дальше?

3 факта о бизнесе Дженнифер Лопес

Факт второй

Я не шью на молоденьких девушек. Мои вещи — для женщин со вкусом, с чувством меры и элегантности. Они рассчитаны на средний возраст... Ведь эти качества приходят постепенно.

А почему бизнес у всех женщин-звезд практически одинаков? Духи, одежда, аксессуары, белье. Выдумки не хватает?

Нет, просто это то, что мы лучше всего знаем, в чем разбираемся. Кроме того, в представлении людей женщины-звезды окружены гламуром, носят только красивую модную одежду и благоухают дорогими ароматами. Потому что это имидж, это то, что вы видите на обложках журналов, и то, что хотите иметь. Это психология — купив что-то с моим именем на этикетке, у каждой женщины, независимо от ее уровня интеллекта или образования, возникает ассоциация со мной. Поэтому спрос на одежду, белье, духи или аксессуары с именем звезд на лэйблах, всегда будет высок.
 

Играете на желании женщин приобщиться к миру звезд?

Вовсе нет. Мы даем возможность женщинам иметь хорошие качественные вещи за небольшую сумму. Вот давайте посмотрим на этот вопрос с такой стороны — Вы можете пойти в магазин и накупить себе белья, ну, скажем, от Dior или Versace?
 

Ну, может быть, что-нибудь и смогу себе позволить, раз в год.

Вот видите. А если Вы пойдете в мой бутик, то сможете накупить кучу прекрасного, качественного, элегантного белья по цене одних трусиков от Dior. Только не поймите меня неправильно — я не отговариваю женщин приобретать дизайнерские вещи. Я и сама не чужая в бутике Versace или Chanel. Но не все могут себе это позволить. Поэтому женщинам нужна альтернатива. Индустрия линий одежды от селебрити возникла не на ровном месте. Это закон бизнеса. Что-то появляется только тогда, когда в этом есть необходимость и развивается только при условии, что на это есть спрос. Теперь практически каждая женщина может иметь в своем гардеробе хоть пару вещей от Кейт Мосс, от Мадонны, от Виктории Бекхэм или J-Lo. Разве это не замечательно? «Звездные» линии всегда маленькие, и вы всегда знаете, кому принадлежит идея той или иной вещи. Я не позволю ни одной мелочи выйти на прилавок, пока сама не проверю ее качество, пока она не будет выглядеть именно так, как я ее задумала.
 

У Вас еще и своя продюсерская компания. Тоже наверняка отнимает много времени?

Если все правильно организовать, то времени на все хватит. Тем более, я же не одна бегаю по всем своим офисам. У меня прекрасная команда помощников. Это люди, которые знают свое дело.
 

Могли ли Вы в детстве представить, что Ваша жизнь сложится именно так?

Когда я была маленькой, я хотела быть «звездой». Ни больше, ни меньше. Но когда стала пробоваться и ходить по кастингам, то не оставляла без внимания ни кастинги актеров, ни кастинги танцоров, ни кастинги певиц. Мне нравилось все и мне, как я чувствовала, все удавалось. Поэтому я не видела причин зацикливаться на чем-то одном.
 

Когда Вы снимаетесь в музыкальном фильме, где Вам приходится не только играть, но и петь и танцевать, кем Вы себя ощущаете?

Вы знаете, для меня все это одно и то же. Нельзя быть хорошим танцором, не будучи актрисой. Если я актриса, то я должна уметь и петь, и танцевать. Я не делаю разграничений — здесь я актриса, там певица, а вот еще дальше я — танцовщица.
 

Как бы Вы охарактеризовали себя одним словом?

Я неисправимый романтик. И это плохо. Все должно быть в меру. А мой романтизм не знает пределов. Мне это часто мешало в жизни, и я наделала много ошибок. 
 

Ваш новый альбом Como Ama Una Mujet на испанском языке. Вы хорошо знаете испанский?

До настоящего времени я его вообще не знала. Мне пришлось учить язык.
 

А стоило? Может, лучше было бы спеть на английском, как раньше?

Нет. В английском нет таких слов, чтобы выразить то, что я хотела сказать. Это альбом о любви. Страстной, глубокой, эмоциональной. Такой, какой я понимаю любовь. Легче всего было выразить это на испанском.
 

Продюсером этого альбома впервые стал Ваш муж. Каково это — работать с собственным супругом?

Это было замечательное время. Я же по натуре не лидер. Записывая альбомы, мне всегда указывали, что и как делать — и я слушалась. А тут Марко впервые мне сказал: «Я ничего не буду тебе подсказывать. Ты сама все знаешь и можешь». Я вдруг впервые поверила в себя и поняла, что действительно могу. Он сказал мне: «Ты знаешь слова. Вот и пой их. Пой так, как чувствуешь». Я думаю, что это будет самый мой лучший альбом, потому что я пела так, как чувствовала.
 

Вы сняли фильм, в котором сами же и участвовали. Bordertown уже прочат на Оскара...

Я снимала этот фильм не для наград. Я должна была рассказать миру о проблеме, которая существует на границе с Мексикой. В городе Жуарез, начиная с 1993 года, было убито 400 женщин! Но никто до сих пор не понес наказания. Я хотела привлечь внимание общественности к этой проблеме. Кроме фильма, я основала еще и вебсайт в память о погибших женщинах.
 

Вы как-то сказали, что у Вас есть страх внезапной смерти.

Страх внезапной смерти или болезни присущ практически всем жителям больших городов. Но я больше смерти всегда боялась одиночества. Кстати, многим знаменитостям присущ этот страх, поэтому мы и ищем внимания публики и прессы. Лишь бы не остаться в одиночестве, лишь бы нас любили, лишь бы восхищались и рядом всегда кто-то был. Иногда слишком поздно понимаешь, что все это фальшивка, которая не только не спасает от различного рода страхов, но и опасна.
 

Чем?

Перестаешь уже понимать, где настоящее восхищение, а где поддельное. Где подлинная любовь, а где фальшивая. Где искренний интерес, а где на тебе просто хотят заработать. Мне, к примеру, эта пресловутая «известность» стоила потери отношений. Но я об этом уже говорила.

3 факта о бизнесе Дженнифер Лопес

Факт третий

Женщинам, помимо всего прочего, в бизнесе просто необходима отвага. Без этого женщине трудно выжить в мире мужчин. Американский бизнес (причем любой — модельный, шоу-, дизайнерский и так далее) — это мир мужчин, которые очень ревниво его оберегают от посягательства женщин. В Европе с этим намного легче. Там женщин уважают больше. Я бы даже сказала, им больше доверяют.

Какой самый мудрый совет Вам когда-либо дали?

Я благодарна своей матери за то, что она меня научила одному очень важному правилу — чтобы чего-то достичь, надо очень много и очень упорно работать, работать и работать. Без этого ничего не получится.
 

Вас когда-нибудь одолевали сомнения — тем ли делом Вы занимаетесь, правильный ли путь выбрали?

Сомнения подобного рода одолевают каждого человека. Каждый хоть раз в жизни стоял на распутье. Обычно такое происходит, когда терпишь неудачу или когда события развиваются не так, как того бы хотелось. И в моей жизни были такие моменты, и не раз.
 

Вы очень красивая женщина. Что для вас красота?

Как-то давно мне кто-то сказал: «Когда тебе 20 лет, ты имеешь то лицо, которое тебе дала природа, а потом ты имеешь то, что заслуживаешь». Очень мудро, не правда ли? Для меня очень важен баланс. Физического состояния, духовного и эмоционального. Когда он есть, человек кажется красивым независимо от черт лица.
 

Свой альбом Rebirth сначала вы хотели назвать Call Me Jennifer. Почему?

Потому что время J-Lo прошло. Кто такая J-Lo? Она не существует и никогда не существовала. Это было просто название альбома, которое приклеилось ко мне настолько, что я уже и не рада была, что когда-то сама его придумала. Одним словом, J-Lo — это страница в моей жизни, которую я перевернула. Я теперь Дженнифер.
 

А почему отказались от этого названия?

Потому что «Перерождение» имеет гораздо более глубокий смысл. Я не хотела, чтобы альбом был воспринят только как призыв забыть J-Lo. Я переродилась, как перерождаются все женщины, которые наконец-то нашли свою половинку, свою любовь и наконец-то счастливы. У меня было столько неудач в личной жизни! Надо мной смеялись, меня обсуждали и критиковали. Это было больно, очень больно. Мне иногда хотелось перестать быть самой собой. Я готова была поменяться местами с любой продавщицей в магазине, которую никто не знает и над которой никто не смеется. Сейчас я понимаю, что мне надо было просто вырасти для счастья.
 

Вы считаете, что для счастья нужно вырасти?

Да. Потому что, только повзрослев, начинаешь понимать, в чем оно, собственно, заключается. Моя первая свадьба, например, была продумана мной до малейших деталей. Цветы, бриллианты, дорогущее шампанское. Но теперь я понимаю, что все это не важно, это все мишура. Мы с Марком поженились в нашем саду, за домом, в присутствии нескольких самых близких друзей. Никакой помпы и никакой прессы.
 

Вы и в жизни теперь так же неприхотливы?

Мы с мужем любим простые удовольствия. Вечер дома с бокалом вина у пылающего камина — ничего нет лучше. Марк очень изменил меня. К лучшему.
 

Вы даже одеваться стали по-другому.

Я вдруг открыла для себя прелесть моды 40-50 годов. Шляпы, перчатки, элегантные костюмы. Как это было женственно!
 

Кто ваш кумир моды?

Одри Хепберн. А с недавнего времени и Виктория Бекхэм. Мы познакомились с четой Бекхэмов на свадьбе Тома Круза с Кейти Холмс, и у нас сразу возникло притяжение. Виктория — замечательная женщина, и у нее просто потрясающий вкус и чувство стиля. Я сама обожаю погулять по магазинам, так что нам с ней всегда есть о чем поговорить.
 

Вы можете сказать, что счастливы?

Да. Я счастливая женщина. Мне в жизни очень повезло. Марк — моя самая большая удача в жизни.
 

Какой привилегией своего положения вы дорожите больше всего?

Привилегией чувствовать себя защищенной, слабой. Привилегией быть женственной. В конце концов, разве сама любовь — это не привилегия?

 

Майя Герцберг,

Russian Media Services,

специально для Status&