Эмин, в чем смысл фразы — реализовать свои возможности?

Это значит — реализовать свои мечты. Очень важно то, что ты задумал, превращать в реальность. Тем более, для творческого человека, которому просто необходимо движение. Если я этого не делаю, у меня возникает ощущение, что я стою на месте. Ну и еще есть различные краткосрочные цели — на завтра, на следующий месяц. О них тоже забывать не стоит.
 

Что для Вас означает понятие «личная экономическая свобода»?

Помните, как в детстве было приятно потратить рубль из денег, выданных родителями на карманные расходы, никого не спросив? Вот это свобода. Понятно, что когда человек состоятельный, он может расходовать таким образом гораздо большие суммы. Свои ресурсы я трачу на реализацию целей и проектов в области бизнеса, музыки. Но точно не на вещи материального характера. Я вот, например, последний раз машину себе новую приобрел года два назад. А часы себе вообще никогда не покупал.
 

Получается, что строить бизнес для Вас — это удовольствие, а не необходимость?

Для меня это удовольствие, которое является необходимостью. Мы делаем свой бизнес потому, что нам это интересно. Наше кредо — быть уникальными, удивительными, запомниться надолго. Я получаю от этого удовольствие. У нас в офисе царит очень домашняя атмосфера. Люди приходят друг к другу в кабинет, общаются на «ты», в спокойной обстановке обсуждают рабочие вопросы. Никто никому не мешает и не нервирует. И мы это очень ценим.

3 факта об отношениях Эмина Агаларова с модой

Факт первый

Я абсолютно не подвержен влиянию моды. Я практически не слежу за ее тенденциями. У меня есть свой стиль.

Доводилось ли Вам слышать оценки себя как руководителя со стороны подчиненных?

Не могу сказать, что доводилось, но я считаю, что я довольно лояльный руководитель и даю сотрудникам определенную свободу в действиях.
 

А со стороны Араса Искендеровича?

Мой руководитель — мой отец — тоже дает мне свободу действий. Оценка с его стороны — это не обязательно похвала. Он может просто сказать: «Хороший проект, хорошо работает». И я понимаю, что это относилось и к моей работе.
 

Доверяете ли Вы мнению других людей или всегда принимаете решения самостоятельно?

Я никому не доверяю в принятии решений. У меня аналитический склад ума, и я сам должен все обдумать, взвесить, потрогать. Так что все решения я принимаю сам.
 

Наверняка с амбициями у Вас все в порядке...

Думаю, да. Это проявляется в степени «дальнобойности» задач, которые я перед собой ставлю. Все проекты, которые рождаются у меня в уме, — практически нереально воплотить в рамках одной жизни. Так думают все, да и я сам поначалу. Но потом проходит время, проект начинает работать, он нравится, и оказывается, что на свете мало нереальных вещей. Наверное, амбициозность моя выражается еще и в том, что я хочу, чтобы мои проекты были замечены, были оценены, и в музыке в том числе. Я хочу, чтобы моя музыка была лучше всего того, что сейчас предлагается слушателю у нас в стране и за рубежом. Поэтому я сотрудничаю с лучшими экспертами и лучшими музыкантами.
 

Вам удалось расширить семейный бизнес и стать законодателем хорошего вкуса для московского светского общества. Что помогло Вам добиться успеха?

Во-первых, конечно, помог отец, моя семья, они помогли мне стать тем, кто я есть. Мой отец мне однажды сказал: если долго долбить в одно и то же место — будет дыра. В бизнесе та же закономерность. Главное — решительно идти к своей цели.
 

Что больше всего цените в бизнесе?

Не деньги точно, так как часть наших проектов совсем не нацелена на получение прибыли. Я более всего ценю сам процесс. Мы беремся только за то, что нам самим интересно, тем, чем можно восхищаться, что можно потрогать, на что можно пойти и посмотреть. Поэтому мы не занимаемся нефтью, банковскими операциями, хотя у нас есть свой маленький банк.

3 факта об отношениях Эмина Агаларова с модой

Факт второй

Я занимаюсь музыкой около 14 лет, и это уж точно не «модное» увлечение. Свой первый альбом я записал 9 лет назад. Музыка — это порыв моей души, я должен быть связан с музыкой.

Насколько нам известно, Вы активно занимаетесь девелопментом. Почему именно этот бизнес Вам стал интересен?

Когда мы построили «Крокус» — мы стали сами девелоперами, у нас были торговые площади, которые мы сдавали в аренду. Одно вытекает из другого. В этом бизнесе все быстрее, эффективнее. Сколькими магазинами можно управлять одновременно? У нас сейчас 70 — и это не предел. Мы придумали сейчас торговый центр немного иного формата — ориентированный на средний класс. Мой отец в 90-х годах провел первую компьютерную выставку, а сейчас у него свой успешный выставочный центр. В процессе постоянно чему-то учишься, осваиваешь новые виды деятельности.
 

Что у Вас намечается грандиозного в ближайшем будущем?

Во-первых, будем строить новое огромное здание — расширять «Крокус Сити Молл». В старом всем места не хватает. Там будут реки, корабли, самый большой бассейн в стране на крыше этого здания. Во-вторых, строить молл на Каширском шоссе с восточным базаром, ночной улицей, галереей бутиков, мини-Диснейлендом. В-третьих, построим 15 небоскребов на территории «Крокус Сити». Это будет город в городе — 1 млн. квадратных метров площади со своими улицами, светофорами, метро. По большей части это будут бизнес-площади: шоу-румы, гостиницы, офисы. Наша выставочная площадь сейчас занимает около полумиллиона квадратных метров. Раньше наш бизнес был более локальным, сейчас деятельность становится интернациональной в прямом смысле этого слова — я сужу по участникам наших выставок.
 

Ваши проекты всегда настолько масштабны, что порой вызывают недоумение у скептиков. Как Вы относитесь к критике?

Все наши проекты не просто скептики, а эксперты называли обреченными на неудачу. Посудите, в 97 году мой отец построил в чистом поле «Твой дом». Тогда даже на МКАД автозаправок не было! А сейчас «выхлоп» по продажам с квадратного метра этого торгового центра самый большой в Москве. Когда мы открывали молл, в городе было 150 бутиков. Мы открыли сразу 180 — больше, чем во всем городе! Сначала у нас работало 4 магазина, правда. Мы сделали ре-старт, такое сальто назад, раскрутили молл. Сейчас многие марки хотят быть в молле, очередь на торговые места. Нашу последнюю выставку посетило около миллиона человек. Это, наверное, магия Агаларова-старшего. Все его проекты обречены на успех. Он не только видит идею, он знает, что нужно делать каждый день, чтобы это работало. Если он вам расскажет про здание на облаке, знайте — это может стать реальностью.
 

Что важного для Вас произошло в этом году? Чем он запомнится?

Наверное, он будет связан с моим новым увлечением — квадроциклами. Вот уже полгода я и мои друзья ездим по 300-400 км по горам, по морям, по пустыням, ищем приключений, ломаемся, чинимся, снова едем.
 

Какие предметы у Вас всегда должны быть под рукой?

Мобильный телефон, к сожалению. Раньше у меня с собой всегда было 3 предмета — телефон, сигареты и зажигалка. Несколько лет назад я бросил курить. Теперь ношу только телефон.
 

Без чего Вы можете легко обойтись?

Может прозвучать странно, но без всего. Главное — чтобы был телефон. Я часто выезжаю, забываю свою одежду, бритву, но все это не имеет значения. Нужны еще с собой небольшие деньги, чтобы расплатиться.
 

Как должно начаться Ваше утро, чтобы день был удачным?

С улыбки моей жены.
 

А чем хорошо бы закончить вечер после работы?

Вы знаете, если я после работы не позанимаюсь спортом и музыкой, я чувствую незавершенность и неудовлетворенность прожитым днем. Спорт, правда, в последнее время на второй план отошел, но музыка должна присутствовать ежедневно.

3 факта об отношениях Эмина Агаларова с модой

Факт третий

Как я отношусь к тому, что мое имя ассоциативно связывают с бизнесом на рынке luxury? Наверное, никак. «Крокус Сити Молл» — это маленькая часть бизнеса. Торговля luxury — не предел мечтаний. Я уверен, что наша фамилия будет ассоциироваться не только с fashion-бизнесом.

Ваша музыка совсем непохожа на то, к чему привыкли в России. Насколько для Вас важно понимание большинства?

Я не знаю, какой она должна стать, но понимаю, что она не для тех, кто слушают то, что им включают. Я сам слушаю очень много качественной, хорошей музыки, я знаю тенденции, я в теме. И мою музыку ценят такие же, как я, меломаны. Я делаю только то, что нравится, а не то, что будут ротировать на MTV или где-либо еще. Я знаю, какие люди поймут мою музыку, она все равно найдет к ним путь. А сколько слушателей будет — мне не важно.
 

Кстати, в рекламе «Молла» была использована Ваша песня.

Да, но не по моей инициативе. Мы долго думали, что же должно там звучать. Один из сотрудников принес на совещание ролик с моей музыкой. Коллективно решили, что так тому и быть. Я против такого рода рекламы своей музыкальной деятельности. В «Молле», например, постоянно звучит фоновая музыка, но я не разрешаю ставить свои песни.
 

Чем принципиально Ваше творчество отличается от того, что делают российские поп- и рок-звезды?

Я делаю музыку так, чтобы она была уникальной. А есть продукт, который делают все остальные — он работает, он продается. Это не плохо, это не критика. Я уважаю их за то, что у них есть талант и желание делать такую музыку. Но у меня нет необходимости продавать свое творчество. Я могу тупо запереться в студии на 2 года и создавать музыку, Владимир Рацкевич ее уникально аранжирует. Мои песни будут звучать так же актуально и через 10, и через 20 лет. Потому что я делаю это качественно. Если одну песню мы можем делать полгода, как, по-вашему, что из этого получится?
 

А на каких инструментах Вы играете?

На пиано и немного на гитаре.
 

Концерт какого исполнителя Вы никогда бы не пропустили?

Элвиса.
 

А с кем бы хотелось выступить на одной сцене?

С Муслимом Магомаевым с удовольствием бы выступил.
 

Ваша творческая карьера — это возможность отдохнуть от дел или прославиться?

Прославляться мне в принципе не надо. А музыка — это вообще антиреклама для меня, негативный имидж создает. Для меня это необходимость. Если я каждое утро обязательно играю на фортепиано — это что-нибудь да значит?
 

Что является отличительной чертой Вашей семьи, как Вам кажется?

То, что вложено в нас восточным воспитанием — почитание, уважение, готовность к уступкам. Генетически передать успех детям невозможно. Можно дать им базу для старта. Все остальное человек должен заработать сам.
 

Вы достаточно долго прожили за рубежом. Почему Вы вернулись в Россию?

Случайно. Я, в общем, не планировал возвращаться из Америки. Приехал, начал заниматься малым бизнесом. Отец мне посоветовал попробовать поработать здесь. И был прав. Все получается. Хотя все, что я сделал — на его территории и под его крылом.
 

Какие знания помогают добиться успеха? Является ли хорошее образование залогом дальнейшего роста карьеры?

Успехом являются любые знания. Многие люди, обладая ими, просто не знают, как их применить. Я бы отнес себя к тем людям, которые знают, как применять полученные знания на практике.
 

Если говорить о Вашем видении жизни, то какими принципами Вы привыкли руководствоваться?

Самыми банальными — честность, справедливость, благородство. Это качества, которые вложили в меня мои родители. Если я сказал неправду, мои угрызения совести превысят все блага, которые я за счет неправды хотел получить. Надо жить, никого не притесняя и не обманывая, тогда все будет хорошо. И передать своим детям эти качества тоже надо.
 

Какой привилегией Вашего положения дорожите больше всего?

Привилегией своей фамилии. Я постараюсь сделать все возможное, чтобы оставить нашу фамилию «чистой» и в таком виде передать своим детям.

 

беседовала Наталья Суханова