Мистер Депп, Вы согласны с утверждением, что о личности актера можно судить по его ролям?

Может, для кого-то это и верно, но не для меня. Я и сам не знаю, какую роль я буду играть завтра.
 

А по какому принципу Вы выбираете роль?

Я руководствуюсь только своей интуицией и внутренней логикой. Если мне есть что сказать этой ролью, есть, чему у нее научиться, вообще есть смысл ее играть, я приму предложение.
 

А гонорары разве ничего для Вас не значат?

Для меня деньги никогда ничего не значили. Я всегда легко с ними расставался. Не это главное в жизни, а человек сам по себе и то, что о нем скажут его внуки.
 

Вы уже представляете, что скажут Ваши внуки?

Они подумают, что я псих, ненормальный, и будут гордиться мной. А только этого мне и хочется.
 

У Вас необычное отношение к деньгам. Вроде должно быть наоборот. Вы выросли в небогатой семье и должны были бы стремиться обеспечить свое будущее...

Оно уже обеспечено. Понимаешь, парень, человек заботится о толщине своего кошелька до тех пор, пока он голоден или боится остаться голодным завтра. Но когда знаешь, что ни ты, ни твоя семья не пойдут завтра на улицу попрошайничать, то дальше уже не важно, сколько у тебя на счету. Я знаю это, потому что, сбежав из дому в 17 лет, я жил в машине у приятеля и заколачивал деньги себе на курево и наркотики, будучи чернорабочим. Ниже уже, наверное, было некуда падать. Так что я знаю, что выжить можно и с парой долларов в кармане.

3 факта о том, что думает о сериалах Джонни Депп

Факт первый

Единственное, что вызывает у меня сожаление — это сериал «21 Jump Street».

Насколько я знаю, Вы ко всему относитесь довольно безразлично. Например, если перечислять все Ваши номинации, титулы, «самые-самые» красивые, обаятельные и привлекательные, то это займет не одну страницу. Но Вы никогда не говорили, что гордитесь этим...

Да чем здесь гордиться? Что какая-то тетка из издательства написала, что я самый красивый? Боже мой! Да какая же здесь заслуга? Об этом забудут на следующий день, как выйдет журнал. Да и все эти номинации меня совершенно не трогают. Я не для этого работаю. Я бы предпочел никогда не иметь Оскара и никогда его не получать.
 

Но все-таки он считается символом успеха и признания!

Нет. Это символ спеси и гордыни. Символ признания — собственная удовлетворенность, а символ успеха — это возможность быть самому себе хозяином и играть каждую роль так, как ты сам это видишь.
 

Вам это удается?

Когда я работаю с Тимом Бартоном, то да. Он предлагает мне роли, а я их создаю. Я не чувствую прессинга. Я работаю так, как я вижу и чувствую. Мы с Тимом просто созданы друг для друга. Он только посмотрит, и я уже знаю, что он хочет сказать и каким он хочет меня видеть. Наше сотрудничество с ним построено на абсолютном доверии. Мы доверяем интуиции друг друга, вкусу, разуму, сердцу, без которых роль не создашь.
 

Но, признайтесь, роли, которые Вы с ним создаете, несколько эксцентричны, мрачноваты. Я бы сказал, даже гротескны. Взять того же самого Эдварда Руки-Ножницы, Икабода Крейна, кондитера Чарли. Я уже не говорю про Джека Воробья, который принес «Пиратам» мировую славу!

Так в этом же самое удовольствие. Мне не интересно играть предсказуемых обыкновенных «next-door-мальчиков». На это есть Леонардо Ди Каприо, Том Круз, которые эти роли оторвут с руками и сыграют их блестяще. Мне же нужны образы вне канонов нашего общества, мне нужно сумасшествие, темнота души. Безумцы, олицетворяющие тот мир, в который мы сейчас катимся, — вот мои роли.
 

В своем последнем фильме Вы себе не изменили. Суинни Тодд, безумный парикмахер, точно соответствует тем образам, которые Вы сейчас нарисовали. Кстати, вам за него дали «Золотой глобус». Неужели не приятно?

Приятно. Значит, я убедительно сыграл маньяка.
 

Чтобы играть такие личности, нужен не только особый талант, но и определенные знания. Как Вы готовитесь к роли?

Нахожу прообразы своих персонажей и изучаю их. Например, для фильма «Кокаин» я встречался с заключенным Джорджем Чангом. Я разговаривал с ним, подмечал малейшие детали в его облике и поведении. Старался через взгляд проникнуть в его темную душу.

3 факта о том, что думает о сериалах Джонни Депп

Факт второй

В сериале из 365 дней в году мы работали по 280. С утра и до вечера я произносил написанные кем-то фразы, причем наиглупейшие. Я тогда стал чувствовать, что произношу больше чьих-то слов, чем своих собственных. И уже начал опасаться, что вовсе разучусь думать и говорить самостоятельно.

Слышал, что у Вас даже завязались очень тесные отношения с доктором Томпсоном, когда вы готовились для роли Рауля Дюка («Страх и ненависть в Лас- Вегасе»).

Да, мы провели вместе несколько месяцев. Это гений, который через себя пропускает правду и старается донести ее до нас. Но мало кто это понимает и считает его безумным провокатором. А я люблю его книги и хорошо его понимаю.
 

После смерти Томпсона его кремировали, а пеплом выстрелили из пушки в его родном Колорадо. Странный вид похорон...

Я не только организовал их, но и заплатил два миллиона из своего кармана, чтобы выполнить последнюю волю моего друга. Это было сделано согласно его завещанию. Я, помнится, настолько тогда вжился в роль, что очень долго после нее как бы жил в Томпсоне. Не мог выйти из роли.
 

Тяжеловато для психики, наверное, вот так вживаться в роли. Причем не самые легкие и светлые?

Мне нравится. Я в своей юности прошел через ад. Жил и думал, как сам сатана. Сейчас я не делаю этого в жизни, но мне нравится примерять эти маски на съемках. Я будто препарирую человеческую психику и вхожу в самые черные тайники ваших душ. Не обольщайтесь, они есть у всех, и у тебя тоже.
 

Мало кто из актеров так свободно и открыто говорят о своем, так скажем, не совсем приличном прошлом.

Это понятно. Они же публичные люди, все время на виду. Им необходимо поддерживать определенный имидж.
 

А Вы разве не на виду?

Я? Нет. Я в темных закоулках нашей психики.
 

Это правда, что Вы начали курить в 12 лет, узнали женщин в 13, а к 16 годам уже успели попробовать большинство наркотиков?

Нет, не правда. Я перепробовал наркотики уже к 14 годам. В 16 лет меня вышибли из школы, и я ушел из дома.
 

Чтобы стать музыкантом?

Я участвовал в так называемых «гаражных» рок-группах и поменял их множество. Даже поработал как-то в полупрофессиональной рок-группе. Я тогда всерьез думал стать рок-звездой. Но ты даже не представляешь себе, какое это дерьмо — музыкальный мир! Слава Богу, я не сделал этой ошибки. Хотя с музыкой и не завязал. Я до сих пор прилично играю на гитаре и даже как-то заменил на записи альбома моего друга Ноэля Гэлахира, солиста группы Oasis. Ноэль был слишком пьян, чтобы участвовать в записи, я выручил друзей.

Что касается моего прихода в кино, то тут, как ни странно, помогла моя ранняя женитьба. И хоть мы и быстренько развелись, но с Лори остались добрыми друзьями.

Она меня и познакомила со своим новым бой-френдом Николасом Кейджем. Он тогда только начинал свою карьеру и предложил мне попробовать.

3 факта о том, что думает о сериалах Джонни Депп

Факт третий

Семь лет в сериале — критический срок для актера, для меня лично — семь лет каторги. Это прямая дорога к клейму. Может, с тех пор я и не позволяю делать из себя характерного актера и навешивать на себя ярлыки.

Чистая случайность?

Случайно в этой жизни ничего не бывает.
 

Значит и Ваше бурное прошлое, и степенное настоящее тоже неслучайны? Воля провидения?

Ну, на провидение все сваливать тоже не надо. То, как я жил раньше, просто кошмар. Я был fucking idiot, что тратил свою жизнь на такое дерьмо. Сейчас оглядываюсь назад и думаю — какой я был дурак!
 

Жалеете?

Нет, конечно! Просто мне повезло, что я смог остановиться, вынырнуть из этого омута.
 

А Ваша встреча с Ванессой Паради случайность или нет?

И это не случайность. Только не нужно говорить, что встреча с ней меня во многом изменила! Да невозможно поменять человека, если он сам этого не хочет. Можно стать другим только самостоятельно. Со мной это произошло в тот момент, когда я услышал первый крик своего первого ребенка, новорожденной дочери. Я вдруг понял, что до сих пор жил в каком-то тумане, что есть другой, чистый мир.
 

Говорят, что Вы не только завязали с наркотиками, но даже курить почти бросили.

Вот именно — почти. Я оставил себе право на три сигареты в день. Одну после обеда, одну после ужина и третью тогда, когда захочется.
 

А как дела обстоят с алкоголем?

Я перестал пить крепкие напитки. Пью сейчас только красное вино и нюхаю мое любимое виски Lagavulin. Если хочешь, это заменяет мне наркотики и хобби в одном.
 

Как нюхаете? А пить?

Нет, я его нюхаю.
 

А как с ночной жизнью? У Вас же есть собственный ночной клуб Viper Room на 8852 Sunset Bulevard, который в 1993 году Вы выкупили из-под носа у Арнольда Шварценеггера за 350 000 долларов?

Я продал свою долю в нем. После смерти в нем Ривера Феникса от передозировки над клубом нависла какая-то неприятная атмосфера. Я сам это чувствовал и продал. Мне хватает ресторана в Париже, который мы назвали в честь художника-авангардиста Мэн Рэя.
 

Мы — это кто?

Я, Шон Пэн и Джон Малкович.
 

Какой привилегией своего положения вы дорожите больше всего?

Привилегией смотреть с моей дочерью мультики. Через каких-то лет 8-9, если не раньше, эту привилегию у меня отнимет какой-нибудь болван, и она будет смотреть кино с ним, а не со мной.

 

беседовал Рой Гарден,

Russian media services,

специально для Status&