В 1992 году вы наряду с Опрой Уинфри были признаны самой богатой женщиной шоу-бизнеса. А что было десятью годами раньше?

То же самое, что и двадцатью. Я прошла долгий путь от маленького городка Мидвест в Мичигане, где я была всего лишь Нонни, третьим из шести детей, до того места, где я сейчас. Вот до этого балкона, где мы с вами сейчас беседуем. До этого была бедность, страхи, иногда просто отчаяние. Уже живя в Нью-Йорке, я иногда приходила к фонтану на Мэдисон-сквер, сидела там и плакала. Иногда от голода.
 

Вам, наверное, страшно вспоминать то время?

Жизнь тогда была простой. Самая сложная задача — решить, какой еду сегодня купить: пакетик орешков и коробочку йогурта или попкорн и пакет сока. На все вместе денег не хватало.
 

А вам не хотелось хоть иногда махнуть рукой на все, пойти работать, скажем, в универсальный магазин и зарабатывать хотя бы на белый хлеб и не плакать от голода.

Нет, мне такое даже такое в голову не приходило. Я всегда считала, что если есть мечта, за нее надо держаться и к ней нужно двигаться. Я была уверена, что все это — только временные трудности на моем пути. И пусть мне плохо, пусть одиноко, но я верила в успех и в то, что все эти препятствия — лишь испытание, через которое мне надо пройти. Мой девиз тогда звучал так — me against the world.

3 факта о детях Мадонны

Факт первый

Лурдес ходит в школу Lycee Francais в Кенсингтоне. Она говорит с Гаем на английском с английским акцентом, со мной — с американским, а со своей няней — вообще на французском. Как она не сбивается, просто не знаю.

Вы говорите — мечта. Когда она у вас появилась?

С самого детства. Лет, наверное, с 10 я уже твердо знала, что не останусь жить в этом городишке, что уеду в Нью-Йорк и буду знаменитой. Правда, в певицы я себя не готовила. Я танцевала, да и до сих пор не считаю, что у меня какой-то отменный голос. Я больше танцор.
 

Ну, а если бы не получилось? Что тогда?

Такой вариант даже не рассматривался. Я знала, что у меня все получится. Хотя масштабов даже я не могла предугадать.
 

Если вы себя чувствуете больше танцором, то почему все-таки стали петь?

Когда я только начинала жить в Нью-Йорке, я подрабатывала в кафе гардеробщицей, и получала за это 1.5 доллара в час. Тогда же я начала позировать обнаженной в артшколе художникам и фотографам. Это приносило 10 долларов в час. Так и здесь. Я поняла, что танцы мне не принесут того успеха, которого бы мне хотелось. Мне хотелось большего, да и быстрее.
 

И у вас получилось. Как-то Найл Роджер сказал: «Мы живем в мире Мадонны». В чем секрет такого ошеломляющего успеха?

Я всю свою жизнь была бунтовщиком, провоцировала слухи и толки. Одна часть человечества меня ненавидела и поэтому интересовалась мной, другая — поклонялась и тоже интересовалась. Но это все следствие. Для любого успеха нужен начальный капитал. Моим были упорство, амбиции, четко сформулированная цель. Прежде всего, нужно точно знать, чего хочешь, и добиваться этого. Цель не должна меняться — ни сущность, ни масштабы. Поставили себе за цель завоевать мир, вот и завоевывайте. И не позволяйте себе ограничиваться одним районом, где живете, или частью улицы! Весь мир значит мир.
 

Вас называют самой известной феминисткой. Это правда?

Смотря что вкладывать в это понятие. Да, я раскрепостила женщин. Я шокировала публику своей сексуальностью, и мужчины меня за это только носили на руках. Я доказала, что можно быть сексуальной блондинкой и иметь кое-что в голове. Я вывела сексуальность на совершенно новый уровень и призвала женщин гордиться ею. Я видела секс-символы там, где их не принято видеть, и это одних шокировало, других развлекало.
 

Да, я помню, как вас чуть не предали анафеме, когда вы сказали, что вам нравится святое распятие, так как на нем изображен голый мужчина.

Мне нравится смотреть на вещи с разных сторон и выводить толкование на разные уровни.
 

Поэтому вы на прошлогоднем концерте распяли сами себя? Папа римский грозился отлучить вас от церкви.

Во-первых, это было эффектно. Во-вторых, я хотела почувствовать, что это такое — стоять на кресте. Да и к чему такое ханжество? Каждый из нас имеет свой крест, на котором он распят. Не только Христа распинали на кресте, если вспомнить историю.
 

Какой крест у вас?

Все мои проблемы — работа, семья, бизнес, дети.
 

Как же детей можно называть крестом, который вы несете?

Кресты бывают не только плохие. Давайте уже слезем с этой темы.
 

Можно последний вопрос про крест? Когда в рамках вашего турне прошел концерт в России, знаете, о чем больше всего писали российские СМИ? О вашем огромном кресте, инкрустированном кристаллами Сваровски. Как вы думаете, почему именно вокруг этого элемента сценического антуража подняли столько шумихи?

Во-первых, я не читаю СМИ, не просматриваю таблоидов. В моем доме нет журналов. Вообще. Порой открываю журнал и вижу огромную статью обо мне, моем муже и моих детях. Я расстраиваюсь, а мне не нужен дополнительный стресс. Поэтому журналов нет в моей жизни. А если в России после моего концерта больше всего писали о большом кресте, значит, я не смогла заинтересовать российскую публику ничем, кроме этого креста. Очень жаль. Хотя мне показалось, меня неплохо принимали, и знаю, что имею очень много поклонников в вашей стране.
 

Кому вы можете сказать спасибо за свой успех, кроме Бога и самой себе?

Я благодарна всем людям, которые так или иначе мне помогали в жизни. Спасибо моим поклонникам, моим друзьям и врагам. Спасибо моей семье. Спасибо моей матери.
 

Но она же не могла вам помочь. Она умерла, когда вам было всего 10 лет.

Начнем с того, что я существую благодаря ей. А потом, как это ни парадоксально звучит, именно ее смерть положила начало моему успеху. В 10 лет остаться без матери — это страшно. Моей дочери Лурдес сейчас почти 11, и я смотрю на нее и думаю: «Я была в ее возрасте, когда осталась без мамы». Шесть детей, отец все себя от горя... Внутри меня образовалась такая огромная пустота и я чувствовала себя настолько потерянной и одинокой, что это нужно было чем-то заполнить. Так у меня появилась мечта.

3 факта о детях Мадонны

Факт второй

Иногда дети просят нас не приходить на школьные концерты и соревнования, так как говорят, что все головы поворачиваются в нашу с Гаем сторону, а на сцену уже никто и не смотрит. Когда я привожу их в школу, я слышу, как перешептываются дети и родители. Детям это тяжело, им это не нравится.

Про вас говорят, что вы отличный маркетолог, и точно чувствуете, куда поворачивается рынок. Собственно, это чутье и сыграло немалую роль в достижении такого успеха.

Я просто всегда придавала большое значение маркетингу. Нужно не только делать то, что нужно людям, но и вовремя. Быть на пару шагов впереди спроса так же опасно, как и быть позади. Например, клип к Like a Virgin изменил всю клиповую индустрию. Это был первый клип, который больше напоминал мини-фильм, причем с мега бюджетом. Когда клип только планировался, бюджет составлял 10 000 долларов. По мере развития идеи цена поднялась до 25 000 долларов. В конце концов, он обошелся нам в 100 000. Я пошла на это, потому что чувствовала — зритель и индустрия к этому готовы. Сейчас снимается много клипов и подороже, но тот был первым. Когда я создавала коллекцию одежды для H&M, я сама проводила маркетинговые исследования. Но кроме этого нужно, без сомнения, иметь чутье и, самое главное, доверять ему. Если факты тянут в одну сторону, а чутье в другую, опирайтесь на последнее. Факты могут обмануть, а ваша интуиция — никогда.
 

Эта коллекция одежды у вас не первая. Кто ваш главный помощник?

Мой муж. Я все опробую на нем.
 

Как, дамские платья заставляете его надевать?

Зачем же? Одеваю я, а он оценивает. Если ему нравится, я выпускаю. Если нет, то дорабатываю.
 

Как вы предпочитаете чтобы вас называли — Мадонна или миссис Риччи?

Мадонна — это мое имя. Когда же мы ходим на приемы, то я — миссис Риччи.
 

Вы как-то сказали, что вышли замуж за Гая Риччи по самым неподходящим причинам. Что это значит?

Это значит, что когда мы, женщины, выходим замуж, то думаем: «Ох, он красавец! Ох, он веселый и будет меня смешить. С ним хорошо, легко, он талантлив, умен, успешен и вообще он жутко сексуальный». Я была не исключением, и только потом поняла, что все это вместе взятое хорошо только для того, чтобы принять решение выйти за этого мужчину замуж. Но для построения семейных отношений, включая решение финансовых вопросов и вопросов быта, и для того, чтобы вместе воспитывать детей, нужно совсем другое. Во всяком случае, умение смешить по важности здесь оказывается на последнем месте. Знаете, когда мы ходим в школу, нас там учат учиться. Вот так и семья — постоянно учишься учиться.
 

А как вы относитесь к гражданским бракам?

Отрицательно. Для меня необходимы официально зарегистрированные отношения. Если вы живете в гражданском браке, то о какой ответственности может идти речь? Сегодня вы вместе, а завтра ушли — легко. Такие отношения не развивают уважение к семейному союзу. Люди, удовлетворяющиеся подобными семьями, не отдают себя полностью. Живут как бы наполовину.
 

Когда вы выходили замуж, не сомневались? Все-таки у вас уже был один печальный опыт.

Почему же печальный? Наша семья с Шоном Пеном распалась, но ничего печального не произошло. Я была слишком молодой и для меня тогда существовала только карьера и больше ничего. Я просто оказалась не готова к семейным отношениям.
 

Как себя чувствует Гай Риччи, будучи мужем «великой Мадонны»?

Гай — настоящий мужчина. Сильный, всегда имеющий свое мнение, независимый. Он комфортно чувствует себя и с самим собой, и со мной. Честно говоря, я не думаю, что он часто вспоминает, как я знаменита. Он любит посидеть с друзьями в нашем местном пабе, выпить пинту-другую. У него свои интересы, своя работа. Он самодостаточен. А такой мужчина всегда останется самим собой, кем бы ни была его жена.

3 факта о детях Мадонны

Факт третий

Я строгая мама. У меня есть несколько твердых правил. Например, мои дети не смотрят телевизор. Только кино в воскресение. Вследствие этого они много читают. Я контролирую, с кем они общаются, что читают, о чем говорят. Недавно Лурдес пришла из школы и сказала, что ей не о чем поболтать с подружками, потому что она не смотрит тех программ, которые смотрят они, и не знает того, что знают они. Сказала, что ее прозвали книжным червем. А я сказала, что они сделали ей комплимент, и что через несколько лет она это оценит.

А дети? Вы считаете, что вы хорошая мама?

Это больной вопрос. Когда я слишком занимаюсь своей карьерой, я начинаю чувствовать себя виноватой, что не уделяю достаточно внимания своим детям и думаю: «Какая же я плохая мать!» Когда же я начинаю слишком концентрироваться на них, я чувствую, что упускаю из рук карьеру. Быть певицей, танцором, бизнес-вумен, женой и матерью очень нелегко. Иногда мне кажется, что я распределила свое время правильно, а потом наступает вечер, и я вдруг вспоминаю, что обещала детям почитать на ночь. И начинаю себя пилить. Но сейчас я все больше и больше уделяю время семье. Не за счет работы, а за счет социальной жизни. Я очень редко выхожу в свет.
 

И уже не опасаетесь, что можете что-нибудь упустить?

Я хочу делать свою работу, строить отношения со своим мужем и уделять много внимания своим детям. Что я и делаю. Честно говоря, если бы не электронная почта, я бы растеряла уже всех своих друзей.
 

Вы горячий поклонник Каббалы. Как это началось?

Хорошо, что вы сказали «горячий поклонник». А то газеты последнее время все, что я делаю, рассматривают через призму Каббалы. А началось все просто. Я взяла несколько уроков санскрит, потом прочитала несколько древнеиндийских текстов — и меня это заинтересовало. Меня всегда привлекает то, что может объяснить непонятное и ответить на мои вопросы. Сначала я просто посещала лекции и старалась узнать больше об этом учении, а потом увлеклась. Меня Каббала делает лучше, чем я есть. У меня, например, довольно большое самомнение и слишком ярко выраженное эго. Это надо менять.
 

Быть поп-идолом, согласно учениям Каббалы, хорошо или плохо?

В учении Каббалы нет таких понятий, как поп- или рок-идолы. Она создавалась тогда, когда этих слов еще не существовало. Поп-идол — моя работа, а Каббала влияет на мою личность. Одно не связано с другим.
 

Музыка, кино, писательская деятельность — вы пробуете себя во многих сферах... Что дальше в планах?

Виноделие. Я случайно побывала на нескольких Vine-testing сессиях, после которых прослушала лекцию, и мне понравилось. Сейчас изучаю виноделие и природу вина. Я всегда была большой поклонницей красного вина типа Bordeaux.
 

Эволюция вас как писателя — от провокационной книги Sex до книги сказок English Roses. Чем это вызвано?

Мне хотелось что-то сказать в прозе, а не только пением, и я это сделала. Сказки же были навеяны моими материнскими чувствами. Это то, что мне хотелось бы поведать моим детям. Так пусть и другие дети это прочитают.
 

Когда уже взяты все вершины, на счетах — астрономические суммы, а популярность с каждым годом становится все больше и больше, чего остается желать?

Вершин слишком много. Все не возьмешь. А совершенствоваться надо постоянно. Что касается материального благополучия, то я не делала карьеру ради денег. Мне хотелось быть знаменитой, но не богатой. Я вообще человек очень скромных потребностей. Я не люблю бриллианты, мне не нужны дорогущие спортивные машины. У нас нет яхты и я не хочу ее иметь. Мне все равно, сколько стоит вещь и кем она сделана. Главное — чтобы она мне нравилась. В свободные дни я предпочитаю гулять в парке в старых кроссовках. Единственная моя очень большая покупка — это наш дом в английской провинции. Но это не для меня лично, а для семьи.
 

Ну, что-то же вы любите красивое?

Да, красивое постельное белье. Предметы интерьера, которые сделают наш дом еще более уютным и сбалансированным. И не важно, сколько это стоит.
 

В России очень трепетно относятся к роскоши. Осталось ли что-то, что вы можете назвать роскошью, или вам доступно теперь все?

Русские называют роскошью все, цена чего зашкаливает за все мыслимые пределы. Роскошь — это не цена, это то, что ты не можешь получить. Вот для моих детей свободно погулять по улицам — это роскошь, потому что они не могут это сделать. Я не позволю. Для меня роскошь — каждый вечер читать им сказки.
 

Где вам приятнее всего находиться?

Мой дом — Англия. Здесь спокойно. Здесь мне нравится все. Я уже переняла все английские традиции и стала англичанкой. Меня выдает только акцент, но с этим уже ничего не поделаешь.
 

Вы переняли даже такую чисто английскую традицию, как охота.

Я была страстной охотницей, брала уроки и не пропускала ни одной охоты до тех пор, пока однажды к моим ногам не упала подстреленная мной птица. Она была еще жива и билась в судорогах, пыталась встать. Я пришла в ужас от того, что я это сделала сама, своими руками. С тех пор я никогда не брала в руки ружья, а мой инструктор по охоте — теперь управляющий имением.
 

Понятно, что об охоте вы теперь даже не вспоминаете. А есть ли что-то приятное, о чем вы думаете с ностальгией?

Нет. Я не люблю оборачиваться назад и не люблю повторяться. Я не знаю, что такое ностальгия.
 

Какой привилегией вашего положения дорожите больше всего?

Привилегией иметь свой стиль, возможностью не бояться риска, одевать то, что мне нравится, не обращать внимания на то, что говорят обо мне другие люди. Что еще? Жить так, как мне хочется. To have fun.

Маргарита Стюарт,

Russian Media Services,

специально для Status&