Николь, позвольте Вас поздравить с будущим прибавлением в семействе. Не каждая звезда объявляет о своем положении практически сразу. Обычно беременность подтверждается публицистами чуть ли не перед самыми родами.

Я слишком долго ждала этого момента, чтобы стараться скрыть. Мы с мужем очень счастливы, что у нас будет малыш.
 

На какую дату намечается счастливое событие?

На июль. Хотя все в руках Божьих.
 

Вам нравится быть опять замужем?

Я люблю быть замужем и очень не люблю быть одной. Я не верю тем женщинам, которые утверждают, что они счастливы, будучи одинокими. Ведь счастье — только тогда счастье, когда его есть, с кем делить. Нашу встречу с моим будущим мужем можно назвать «Вот и встретились два одиночества...» Мы оба были одинокими, немного потерянными и очень храбрыми.

3 факта о детях Николь Кидман

Факт первый

Когда они вошли в возраст тинейджеров, то сами изъявили желание жить с Томом и Кейти в Лос-Анджелесе. Я не препятствовала. Я часто нахожусь на съемках, постоянно живу в Австралии, а детям лучше жить и учиться в Америке. В Кейти удивительным образом сочетаются мягкость, справедливость и строгость. Кроме того, с ними их отец. Он тоже занимается их воспитанием. Мы с мужем уже купили ферму в штате Теннеси, куда планируем переселиться, как только у него закончатся гастроли. Тогда мы будем видеться с детьми очень часто.

А при чем тут храбрость?

Чтобы любить друг друга, жениться или выходить замуж, нужно иметь незаурядную храбрость. Ведь, любя, вы полностью доверяете себя другому человеку, открываетесь перед ним, обнажаете всего себя. На это нужна определенная смелость.
 

Тем более Вам. После тяжелого разрыва с вашим первым мужем, наверное, нелегко начать снова доверять людям?

Я людям верю. Не знаю, правильно это или нет, но я верю до тех пор, пока меня не переубедят в обратном. Поэтому для меня не вставал вопрос — продолжать ли верить мужчинам, или стать недоверчивой. Я всегда, при любых обстоятельствах, верила в любовь и счастье. Я всегда знала, что я найду моего мужчину.
 

Миллионы женщин по всему миру оказываются в таком же положении, в каком были Вы при разводе. Что бы Вы им посоветовали?

Здесь очень трудно что-либо советовать. Каждый находит свои пути выхода из кризиса. Могу только сказать, что совсем не обязательно прятать свои чувства за закрытыми дверями и стараться всегда казаться сильной. Нет ничего стыдного в том, чтобы иногда «повесить нос» или даже на время пасть духом. Мы все люди, мы женщины и нам разрешено самой природой быть слабыми. Самое главное — не дать затянуться этому упадку. Как мне говорил мой отец, когда я была маленькой: «Всегда двигайся вперед». И это верно. Не надо оглядываться. Что прошло, то прошло. Не перебирайте в памяти самые свои счастливые моменты с ним, спрячьте в самый дальний ящик ваши совместные фотографии, даже купите, если бюджет позволяет, новый гардероб. В будущем, когда вы сможете вспоминать его без боли, вам доставит удовольствие разглядывать старые снимки и вспоминать ваш медовый месяц. Но не сейчас! И всегда надейтесь на лучшее!

3 факта о детях Николь Кидман

Факт второй

Как и все тинейджеры, мои дети проходят через свои фазы. Это неизбежно. Например, когда моя дочь, Изабелла, гостила у меня во время прошлых летних каникул, она выкрасила волосы в голубой цвет. Слава богу, не надолго. Потом у нас был серьезный разговор насчет татуировок. Я не принципиально против татуировок. Мой муж имеет их на теле. Но я считаю, что 14 лет — это не тот возраст, когда можно уже принимать такие серьезные решения. Ведь они на всю жизнь! Мы с моими детьми хорошие друзья, и я рада, что они приходят ко мне за советом.

Как Вам удавалось избегать таблоидных скандалов и сплетен, когда Вы были одна? Наверняка за Вами много мужчин ухаживали...

Я бы не сказала. Ведь чтобы привлекать мужчин, совсем необязательно быть красивой в классическом смысле этого слова. Достаточно быть раскрепощенной, кокетливой, легко идущей на контакт. Я не такая. Я не умею завязывать знакомства, находить общие темы с незнакомыми людьми. Я по натуре вообще очень застенчива. Благодаря этому качеству, да еще моей слишком белой коже, я и стала актрисой.
 

Не совсем понятно, при чем тут цвет кожи.

Как видите, у меня очень белая кожа, поэтому солнце мне категорически противопоказано, что приводило меня в юности просто в отчаяние. Поэтому в то время как мои друзья плескались в океане или играли в пляжный волейбол, я скрывалась в темном театре, за кулисами и репетировала до хрипоты. С тех пор и очень надолго театр стал для меня чем-то вроде убежища, способа убежать от реальной жизни, от обстоятельств. Сейчас все изменилось. Мне не хочется больше прятаться от жизни. Я счастлива.
 

А родители не были против Вашего увлечения сценой?

Они не то чтобы были против, они признавали за мной артистические способности, но их смущал мой рост. Мама говорила, что мне нельзя идти в актрисы, потому что для меня тогда придется выискивать высоких партнеров, чтобы я не была их на голову выше.
 

Какую же тогда карьеру Вам прочили?

Я всегда хорошо писала. Рассказы, поэмы, эссе. Каждый клочок бумаги в нашем доме был исписан мной. Поэтому меня готовили в журналисты. Да я и сама считала, что буду писательницей. Поэтому мама посоветовала мне начать писать дневник, который я веду до сих пор. И до сих пор я пишу рассказы. Надеюсь в один день их все же опубликовать.
 

Почему Вы все же стали актрисой? Почувствовали призвание?

Нет. Я вообще никогда ничего специально не планирую. А уж это и подавно на повестке дня не стояло. Просто так получилось. Я стала получать роль за ролью в Австралии. Потом появилась возможность попробовать себя в Голливуде.

3 факта о детях Николь Кидман

Факт третий

Дети воспитываются в соответствии с сайентологическими принципами. Но они уже дали понять, что в будущем не собираются исповедовать эту религию.

А как Вы объясните тот факт, что мировое призвание и даже «Оскар» к Вам пришли именно тогда, когда вы расстались с Томом Крузом?

Когда мы с Томом встретились, я была начинающей актрисой, в самом начале своего пути. Он же стал к тому времени звездой вселенского значения, в чем его большая заслуга. Том невероятно талантлив, амбициозен, разносторонен и самый настоящий трудоголик. Он как никто заслужил свою известность и признание. Я же всегда стояла на том, что если кто-то в семье более успешен в карьере, то другой не должен стараться его обогнать. Я снималась, делала свое дело и не чувствовала себя ущемленной, находясь в его тени. Для меня всегда любовь и согласие в семье находились на первом месте. Когда мы с Томом расстались, этой тени не стало, и растаяла причина не проявлять себя в полной мере. Кстати, в меня тогда мало кто верил. Многие уходили со словами: «Ну, Круза не стало, так что теперь с ней все кончено».
 

Обидно было?

Обижаться было некогда. Мне нужно было работать, поднимать детей. Гораздо обиднее, когда таблоиды выдумывали небылицы про нас с Томом. То писали, что он гей и что наш брак — только прикрытие для его нетрадиционной сексуальной ориентации. То, что у меня аборт за абортом, выкидыш за выкидышем. Интересно, откуда, если у меня муж — гей? Слава богу, нынешняя жена Тома, Кейти Холмс, рассеяла все эти слухи, подарив Тому дочку.
 

Вернемся к Вашей профессиональной деятельности. Можно было ожидать, что актриса вроде Вас, которая до недавнего времени вместе с Джулией Робертс считалась самой высокооплачиваемой в Голливуде, будет соглашаться только на блокбастеры и только на главные роли. Однако же Вы участвуете и в малобюджетных фильмах.

Если мне нравится роль, мне все равно, сколько долларов отпущено на его съемки. Например, за роль в «Колдунье» я получила 17 500 000 долларов, и в «довесок» чуть не получила приз за самую худшую роль. За участие в «Марго на свадьбе» мне заплатили всего 6000 долларов, и роль получила одобрение.
 

Говорят, что роль Рокси в «Чикаго» была сначала предложена Вам, но потом она досталась Рене Зельвегер. Что случилось?

Во-первых, я только что закончила сниматься в «Мулен Руж», где получила травму, после которой еще не совсем поправилась. Во-вторых, мне не хотелось делать два мюзикла подряд. Я была рада, что роль досталась моей подруге Рене, которая за нее была номинирована на «Оскар».
 

Вы часто играете англичанок. Даже в ленте «Австралия» Вы не играете представительницу своей страны. Приходится учить акцент?

Я привыкла к тому, что мне редко достаются роли австралиек. Да практически вообще никогда, когда я снимаюсь за пределами Австралии. Поэтому изображать английский акцент, американский, даже русский для меня не составляет проблемы.
 

Вас называют самой богатой женщиной в Австралии. Как Вы себя чувствуете при этом?

Я была самой богатой женщиной в категории «До 40 лет». Сейчас я уже перешла этот рубеж. Что до того, как я себя чувствую, то я не задумывалась над этим. Иметь средства — это хорошо, это дает свободу и выбор. Но главное в жизни — все же любовь и счастье. Деньги еще ни одну женщину на свете счастливой не сделали, а вот любимый мужчина сделал.

Да, мне уже за сорок. Но при этом я ощущаю себя мудрее и моложе, как ни парадоксально звучит. До сорока все торопишься жить, торопишься чего-то не успеть, не узнать, не повзрослеть, не вырасти. Когда я была в своих 20-х, я делала карьеру, вышла замуж. Все свои 30-е воспитывала детей, работала, расходилась, переживала по этому поводу. После сорока все это отходит на второй план, и начинаешь просто жить.
 

Вы великолепно выглядите. Писали, что Вы сделали себе пластические операции и не чуждаетесь ботокса.

Это неправда. Вот, смотрите на меня. /морщит лоб, улыбается, и около рта собираются морщинки/ Если бы я злоупотребляла ботоксом, как это говорят, я бы не смогла вам этого продемонстрировать. Я актриса, а следовательно, мой успех — это прежде всего подвижная мимика. Как же я буду играть, если лицо у меня обездвижено ботоксом? Что касается операций, то если бы я хотела сделать пластику, то я первым делом «слепила» бы себе формы Дженнифер Лопес. Я всегда завидовала белой завистью ее попе и груди. У меня всегда была мальчишеская фигура, а мне хотелось больше походить на женщину. Поэтому, когда в 35 лет у меня появился небольшой животик, то я берегла его, как зеницу ока, и ни за что не хотела с ним расставаться. Ну, хоть что-то на мне наросло!
 

Как же Вам удается так хорошо выглядеть?

Опять-таки спасибо моей белой коже. Если в детстве она доставляла мне только огорчения из-за того, что я не имела возможности загорать на пляже, то сейчас я благодарна ей за это. Солнце — первый враг нашей красоты и молодости. Я никогда не пойду даже в соседний магазинчик, не нанеся крем с UV-фильтром и не надев шляпы, особенно в Австралии, где процент больных раком кожи выше всего в мире. Я пользуюсь увлажняющими и витаминными кремами, пью много воды и ем много фруктов. Вот и все.
 

В спортивный зал ходите?

Нет, мне там ужасно скучно. Я бегаю. Мой отец приучил нас с сестрой к бегу с самого раннего детства. Нас поднимали рано утром в любую погоду, и мы бежали по несколько километров. С тех пор бег для меня так же необходим и естественен, как утренний душ. Кроме того, я играю в теннис, плаваю. Что еще нужно для хорошей фигуры?
 

А что нужно для душевного равновесия? Вот Вы о чем-нибудь жалеете в своей жизни?

Нет. Сожаление о прошлом — это глупое чувство.
 

Может быть, чего-нибудь боитесь?

Боюсь обидеть кого-либо, сделать больно. Меня саму очень легко ранить, поэтому я понимаю других. Раньше я боялась, что придет такой момент, когда я посмотрю назад и пойму, что мои лучшие года уже позади, самые счастливые моменты позади, самые удачные роли позади, самые хорошие шансы упущены. Но теперь я осознаю, что тогда испытывала естественный страх молодости — не успеть. Сейчас этого нет. А еще я боюсь бабочек!
 

Бабочек? Это тех, которые с яркими крылышками?

Вот их и боюсь. Я знаю, это звучит странно. Кто-то боится змей, кто-то скорпионов, а я бабочек. Что-то в них есть неестественное.
 

Какой привилегией своего положения дорожите больше всего?

Возможностью прожить ту жизнь, которую я сама выбрала.

 

беседовала Бианка Сандлер