«Микрофест» — моя мечта трехлетней давности, - сказала Наталья. Я очень люблю короткометражное кино, и мне кажется, что стиль лаконичности и сжатого смысла — это как раз в тренде нашего времени. Короткометражное кино — такое же, как и полнометражное, только его можно поместить в сжатую форму: не бегом, а коротко и лаконично вынести тему, которую можно было бы растянуть на полный метр. Поэтому в век беготни короткометражное кино — самая актуальная история. У нас точно не будет конкуренции с другими фестивалями — я просто знаю, что ни один наш фестиваль ни разу не будет повторяться ни по жанру, ни по направлению, ни по стилистике. Мы каждый раз будем делать сюрприз для наших гостей. Если в этот раз было игровое художественное кино, в следующий раз это может быть арт-хаус, потом полудокументальное художественное, анимация, документальное и так далее. И проходить это в ближайшие два года будет только на андеграундных площадках, а не в кинотеатре. Если в этот раз мы собрались в маленьком кафе — возможно, в следующий раз это будет поле с экраном и глинтвейном. А может — заброшенный завод или разрушенный дом. Всех тайн не буду раскрывать».

Из всех присланных на фестиваль заявок организаторы отобрали 7 фильмов для конкурсной программы и 6 — для внеконкурсной. Главное условие, прописанное в регламенте — чтобы фильм попадал под категорию «игровое художественное кино». Среди участников оказались не только выпускники известных киношкол (ВГИК, МШК, ВКСР), но и авторы без профильного режиссерского образования. Оценивать работы организаторы пригласили экспертов из разных областей — актера и режиссера Владимира Малкова, сценариста и продюсера Артема Виткина, журналиста Михаила Смирнова, журналиста и литературного критика Алену Семенову.

 
На третьем месте со специальным призом от Александра Васильева (группа «ГДР») и студии звукозаписи «6sklad» — бесплатную запись музыки к будущему фильму — оказалась короткометражная работа «Самолет» режиссера Олега Галицкого.
Это фильм о религиозной толерантности. Все действие происходит в салоне самолета, где собрались представители нескольких религий. Между героями возникает межнациональный конфликт, которые затем уступает место конфликту общечеловеческому. В фильме задействовано большое количество людей, его съемки длились несколько лет из-за острого дефицита времени и средств. Для того чтобы закончить картину и арендовать самолет Ил-86 на одну смену команда собрала деньги при помощи краудфандинга.
 
Второе место (специальный приз от галереи Стеллы Шалумовой — предоставление помещения галереи для съемок) занял фильм «Все в ящик» режиссера Игоря Каграманова.
 
Это короткометражная комедия о производстве современных российских сериалов, снятая по принципу «фильм в фильме». Первая часть — это съемки сериала, а вторая — момент между съемками. Причем вторая часть снята полностью одни кадром с выходом героя на улицу и сложными перемещениями массовки в пространстве галереи. По словам режиссера, эту сцену репетировали с актерами три дня. Примечательно, что в главной роли снялся Павел Деревянко.
 
Наконец, главный приз от генерального партнера кинофестиваля — компании «Кинозавод» (абонемент на 30 тысяч рублей на прокат техники) получил фильм «Скрабл» режиссера Михаила Довженко.
 
Это ироничная и откровенная короткометражка, в которой две героини фильма не могут вспомнить, каким образом они убили своего любовника, который, как оказалось, одновременно встречался с обеими. Мы подошли к режиссеру после награждения, чтобы задать пару вопросов по его работе.
 
«Эта короткометражка появилась, когда мы работали над моей первой картиной «Шредер». Нам пришлось переснимать одного персонажа и так получилось, что у нас была заряжена съемочная группа, мы были заперты в квартире наших друзей в Москва-Сити и у нас оставалось шесть часов от смены. Мы могли бы разойтись, но штука в том, что из Сити, даже если ты там живешь, с таким количеством техники тебя просто не выпустят до 9 утра. И вот в самую короткую ночь  — 22 июня — мы решили снять короткометражку за шесть часов. Сценарий был написан за один час. В этой истории некоторые люди себя узнают. Однако мы считаем, что эта история никакого отношения к действительности не имеет, что указано в титрах. У меня был прекрасный оператор Борис Литовченко, великолепные актрисы Екатерина Семенова и Екатерина Волкова, и наш друг, ресторатор Федор Головенченко, впервые сыгравший в кино. Его фактура показалась нам неотразимой.

В общем, мы ничего от этой короткометражки не хотели, кроме как отдать ее в качестве лота на благотворительный аукцион «Action!» Светланы Бондарчук, который ежегодно проходит в декабре. Туда приглашаются разные режиссеры, права на их фильмы продаются в качестве лотов, а все деньги идут на благотворительность. А потом фильм начали приглашать на разные фестивали, на что мы в принципе даже и не рассчитывали.

— У вас в фильме много мата, не мешает ли это фестивальному показу?

— Это еще при том, что я очень большой противник мата в искусстве. У нас есть две версии: «запиканная» и «незапиканная». Причем в качестве юмора мы использовали метку «35+». Поэтому любые организаторы фестиваля вправе выбирать, использовать вариант с матом или без. Ведь есть люди, и среди моих друзей, очень интеллигентные, которым очень идет мат. Они матом не ругаются, а на нем разговаривают. А есть, конечно, площадная брань, которая портит любой контекст, любую бытовую ситуацию и художественное произведение. Это как музыкальный инструмент — мат нужно уметь использовать. У меня есть ощущение, что нам удалось правильно его использовать в этой небольшой истории. Может и не получилось, это судить зрителю. Но судя по тому, как зрители и члены жюри восприняли, кажется, получилось.

 
По материалам сайта tvkinoradio.ru
Фото: Алексей Антоненко, Виктор Вытольский