Давайте вернемся к истокам проекта. С чего все началось? 

 

М.Д.: Лично у меня всегда был интерес к немым фильмам и процессу «живого» озвучивания изображения на экране. Как известно, музыка сопровождала кино с самого его зарождения. Зачастую тапер принимался за работу, даже не видя самого фильма. Музыканту просто давали ноты с подробными указаниями всех нюансов, он садился за пианино и играл для зрителя. Ввиду такой спонтанности, нередко выходили неловкие ситуации, вызывавшие возмущение публики, что, видимо, и породило знаменитую фразу «не стреляйте в пианиста, он играет как умеет». Кстати, в роли тапера выступали знаменитые композиторы, например, Д.Д. Шостакович. В общем, тут очень богатая история, и, повторюсь, она всегда была мне интересна. 

Лет семь назад мне захотелось сделать такой проект, - с подачи нашего большого друга ресторатора Александра Смелянского, которого, к сожалению, с нами уже нет. Будучи большим франкофилом, он рассказал мне о том, что во Франции делают конкурс таперов в кинотеатрах. И хоть мы с Ромой никогда не были этому свидетелями, сама идея нам очень понравилась. Собственно, благодаря Роману она и реализовалась, - уже опытный промоутер, он сразу понял, как это нужно сделать. Первый конкурс мы организовали в декабре 2009 года, с намерением делать его раз в год. В итоге все прошло так хорошо, что мы решили повторить уже весной, потом – осенью, и, таким образом, пришли к двум конкурсам в год.

Особенность проекта в том, что это – не только концерт и зрелищное мероприятие, но и некое разговорное шоу. У нас есть жюри, представленное медийными лицами, причем, не всегда это представители музыкального или киномира. Например, был адвокат Александр Добровинский, телеведущие Елена Ханга и Ольга Шелест. Я со сцены веду с ними диалог на разные интересные темы, звучит много шуток, что превращает мероприятие в некий юмористический интертеймент. Мы также призываем к участию публику, и если люди не согласны с решением жюри, они имеют полное право его опротестовать. Такое не раз было. 


Кто автор названия конкурса? 

 

Р.Х.: Название Cinema Jazz Awards пришло мне совершенно спонтанно, и мы его взяли, думая при этом впоследствии заменить. Потому что слово «awards» подразумевает премию, а у нас конкурс. Но потом, рассудив, что по итогам конкурса, так или иначе, дают премии, название решили оставить. 

 

Есть ли у вас определенный критерий к отбору коллективов – количество музыкантов в группе, жанр музыки или какой-то другой?

 

М.Д.: С самого начала подход был очень свободный. Музыканты могут выступать любым составом, - хоть сольно, как это сделал Алекс Ростоцкий, озвучивая «Парижанку» Чарли Чаплина (став, в итоге, победителем), хоть большим бэндом до 10 человек, как Jazz Dance Orchestra. В жанровом отношении тоже нет жестких рамок, поэтому не всегда это чисто джазовые коллективы. Например, участвовала Женя Теджетова (ее тоже, к сожалению, с нами уже нет) с группой «Салют» - их музыка ближе к эстраде. Были музыканты из группы Soledad Orchestra, работающие в стилистике танго. И так далее. 

Кроме того, участники могут использовать как свою собственную музыку, так и попурри известных песен. Был, кстати, очень интересный случай. В самом первом конкурсе группа Николая Моисеенко подготовила оригинальный саундтрек к фильму «Метрополис» Фрица Ланга. А потом они использовали эту музыку в своем студийном альбоме. Композиция так и называлась - «Метрополис», а сам диск в итоге получил название «Саундтрек». И было очень приятно, что наша идея послужила хорошим импульсом для творческих людей к созданию нового художественного произведения. 

 

А пригождается ли вам опыт работы над фестивалем в ваших параллельных проектах?

 

М.Д. Конечно! С некоторых пор я стал снимать фильмы. И тот багаж знаний, который я получил, отсмотрев огромное количество немых фильмов (его не каждый студент ВГИКа имеет!), пришелся как нельзя кстати. Сейчас будет десятый конкурс. Если умножить это на четыре (в каждом фестивале участвуют четыре коллектива, и фрагменты фильмов всегда разные), получится, как минимум, сорок картин (именно минимум, потому что смотрю я всегда больше, чтобы было из чего выбрать). Вот эту программу немого кино, мною отсмотренного, я воспринимаю как прекрасный шанс для самообразования, исключительно важного для любого кинорежиссера. 

 

Есть ли критерий при отборе фильмов? 

 

М.Д.: Так же, как и в случае с выбором музыкантов, это чистая «вкусовщина». При этом я доверяю своему вкусу, пытаясь подобрать программу разнообразную, чтобы были и зарубежные фильмы, и советские, и комедийные, и драматические. Сейчас, вот, почему-то захотелось поставить фильм «Октябрь» С. Эйзенштейна, - возможно в преддверии 2017-го года… 

 

Был ли случай, чтобы музыканты не принимали предложенный фрагмент? 

 

М.Д. Да, такой случай был. Однажды музыканты отказались озвучивать фильм «Рождение нации» (1912) Д.У. Гриффита, - видимо, сочтя его неполиткорректным, расистским. Честно сказать, мы были в восторге от такой реакции! Ведь она выражает небезразличие к материалу и искренние эмоции от глубокого в него погружения. Это здорово, я считаю. 

 

Какие фильмы вы выбрали для предстоящего конкурса?

 

М.Д.: Будет «Октябрь» С. Эйзенштейна, «Козел отпущения» Бастера Китона, «Девушка с коробкой» режиссера Б. Барнета, по сценарию В. Шершеневича, и американский фильм 1915 года «Алиса в стране чудес» - почему-то мы до сих пор его не использовали, но там настолько психоделическая картинка, что очень любопытно как она будет озвучена.  

В качестве бонуса будет показан мой короткометражный фильм «Скрабл», которого еще нет в сети, но он уже был представлен на многих российских кинофестивалях, а в мае будет показ в Каннах в рамках программы Short Film Corner. Кроме того, фильм участвовал в благотворительном аукционе «Action!», который ежегодно организует Светлана Бондарчук. 

 

Роман, расскажите о музыкальной программе? 

 

Р.Х. Так как с недавнего времени программу мы составляем вместе с арт-менеджером Клуба Игоря Бутмана на Таганке Надеждой Походий, то в этот раз я действовал не единолично - кого-то я порекомендовал ей, кого-то она мне. В итоге программа сформировалась, во всех отношениях, очень насыщенная и разнообразная, и получилась наполовину вокальная, наполовину инструментальная. 

Вокальную часть представляют две известные московские певицы. Это Алина Ростоцкая (племянница Алекса Ростоцкого - победителя одного из первых конкурсов) и ее группа Jazz Mobile. У Алины сейчас наметилось сотрудничество с нашей звукозаписывающей компанией. Только что она презентовала в Театральном Центре на Страстном свой дебютный альбом Flow, выпущенный на лэйбле Butman Music. Это, безусловно, очень важное событие в мире джаза, и я рад, что Алина принимает участие в нашем конкурсе. 

Второй вокальный участник – Ирина Родилес, признанная московская певица, знакомая многим как по своим сольным проектам, так и в сотрудничестве с другими известными музыкантами, например, с Андреем Макаревичем. Вместе с Ириной выступит блестящее джазовое трио пианиста Владимира Нестеренко, который был победителем первого конкурса, а потом входил в состав жюри. 

Также у нас выступят два инструментальных состава. Группа тромбониста Сергея Долженкова и гитариста Евгения Побожего. Это два новых участника Московского джазового оркестра под управлением Игоря Бутмана, оказавшиеся единомышленниками в своем увлечении различными экспериментальными направлениями современной музыки. Сергей, например, использует на своем тромбоне электронные процессоры, что дает любопытные звуковые эффекты. 

Не обойдется в этот раз без электрооргана. Свой инструментальный саундтрек представит трио известного органиста Всеволода Тимофеева. 

 

Позади уже девять фестивалей-конкурсов. Запомнился ли какой-то из них особенно? 

 

М.Д. Каждый конкурс – это уникальное событие, со своим набором особенностей и сюрпризов, поэтому выделить из девяти какой-то один сложно. А вот разных интересных ситуаций было очень много. Например, однажды мы пригласили в жюри Владимира Вишневского, и ему настолько понравилось происходящее на сцене, что в следующий раз он выразил инициативу поучаствовать, озвучивая фильм… чтением стихов! По-моему, это был первое в истории мирового кинематографа «поэтическое таперство». Присвоили ему, кстати, не первое место, что говорит о непредвзятости нашего жюри. 

Были случаи, когда происходило наоборот: конкурсанты пересаживались в судейское кресло. Так было, как мы уже говорили, с Женей Теджетовой и Владимиром Нестеренко. Эти истории, когда люди представали то в одном качестве, то в другом, - причем, по личной инициативе, - конечно, очень приятны. Ведь, согласитесь, если человеку не понравилось, второй раз он не придет.

 

Как вам кажется, какой фактор оказывается решающим в определении жюри и публикой лучшей работы в вашем конкурсе?  

 

М.Д. Мне кажется, главное это то, насколько точно совпали три составляющие: изображение, звук и настроение аудитории в зале. Я помню, например, такой случай забавного совпадения, когда в фильме Бастера Китона главный герой плывет по реке на какой-то доске, а группа начинает играть мелодию «Течет река Волга». – Получилось очень остроумно и смешно, и, конечно, было оценено жюри и публикой. 

Кстати, я вдруг подумал, что в этом поиске идеального сочетания разнородных элементов есть что-то созвучное идее джазовой импровизации в принципе. Поэтому то, что происходит на наших конкурсах, это, в широком смысле, и есть джаз!


Каковы перспективы развития проекта? 

 

Р.Х. С самого начала мы говорили о том, что этот проект может начинаться в клубе, а потом переместиться в большой кинотеатр, далее – выйти за пределы Москвы и даже России. Пока конкурс проходит в клубе, но идею расширения мы не оставляем и когда-нибудь обязательно ее осуществим. Во всяком случае, некоторые переговоры ведутся. Cinema Jazz Awards, действительно, интересный, самобытный и, главное, не имеющий аналогов в нашей стране проект. И он пользуется огромным успехом у публики, потому что для людей - это увлекательная история, не требующая, возможно, какого-то глубокого знания джазовой музыки и кинематографа. 

 

М.Д.: Но которая, добавлю, эти знания дает и преумножает! Очень важно, что проект выполняет еще и образовательную функцию. В легкой развлекательной форме люди узнают многие серьезные вещи. Например, о том, что в нашей стране, оказывается, было снято огромное количество немых фильмов, и на тот момент, когда они создавались советский кинематограф был чуть ли ни лучше голливудского! Посмотрев несколько фрагментов под аккомпанемент великолепной музыки, люди начинают больше интересоваться как кино, так и джазом. 

по материалам radiojazz.fm