Виконт Франк Де Винне

Дословно

Сейчас я работаю в Eastern European Space Agency и поддерживаю их космические программы, особенно международные. Участвую в различных разработках и исследованиях. Нам бы хотелось вывести космические программы на более широкий, глобальный уровень. Такой, чтобы можно было привлекать к ним, например, Китай и Индию. Чтобы эта программа была для человека и во имя человека.

В полете есть напряженные периоды. И одной из таких, довольно стрессовых, минут я бы назвал приземление корабля, момент раскрытия парашюта. Страха нет, так как на тренировках мы это все проходил и не раз, но все должно быть предельно слаженно. На сегодняшний день при полете на американском «Шаттле» 1 процент из 80, что произойдет катастрофическая авария; на российском «Союзе» — 1 процент из 500. Но нас очень хорошо обучают и тренируют. Мы много можем сделать и сами, если что-то пойдет не так. На нашу безопасность работает огромная индустрия по всему миру. Самые лучшие специалисты стараются сделать наш полет как можно более спокойным. Мы это знаем, им доверяем, и поэтому особенно не задумываемся о каких-то возможных опасностях. Человек не может постоянно жить в состоянии стресса и под действием адреналина. Ко всему привыкаешь, и живешь в космосе, как ни в чем не бывало. Бывают моменты, когда, например, сирена включится на станции, и ты при этом вздрагиваешь и думаешь: «Черт, что случилось?» Когда приземляешься, тоже адреналин присутствует. Да даже когда после шести месяцев разлуки встречаешься с семьей, и то адреналин так и прет! Однако если человек пристрастился к адреналину, то ему надо менять профессию. Жизнь в космосе медлительна и расслаблена. Нам там меньше всего нужны экстремалы. Трудности в другом.
 
Самой распространенной является разлука с семьей. Даже невесомость не так тяжело переносится. Хотя и приносит головные боли, да и организм сбоит, пока не адаптируется к новым условиям. А по возвращении происходит обратный процесс. По прилету на Землю, конечно, нарушается координация, так как последние полгода только летал, а тут надо ходить. Поэтому первое время космонавты не могут стоять прямо или самостоятельно передвигаться — вестибулярный аппарат не работает. Но все это приходит в норму очень быстро. Кстати, обычно я возвращаюсь на Землю в лучшей форме, чем в той, в которой нахожусь тут. На орбите мы обязательно, каждый день, по два с половиной часа, занимаемся в спортзале, чего я не делаю дома. Так что оттуда я прибываю здоровяком. Кроме того, там великолепные тренажеры. Даже беговая дорожка есть. Только к ней надо пристегиваться специальными приспособлениями. И наши спальные мешки тоже крепятся — хоть к стенам, хоть куда. В космосе из-за отсутствия гравитации нет понятий «верх» или «низ». Можно спать хоть на потолке, хоть по примеру летучей мыши, — будет удобно. А вот душа нет. У нас есть 300 граммов воды в день на гигиенические цели. Вытираешься мокрой салфеткой — вот и вся баня. Что же касаетс яеды, то на орбите она очень разнообразная. У нас есть и японские блюда, и американские, и русские, и европейские. Каждый ест, что его душе угодно. Ведь когда вскрывается очередной контейнер, все должно быть съедено до того, как испортится. Так что отдельных холодильников у нас там нет, мы не живем, как у злой тещи дома. В прошлый раз мы приспособились обедать на российской стороне, а ужинать — на американской. У американцев вся еда обезвожена. Так что, хочешь суп — просто налей воды. Хочешь омлет — сделай то же самое. У русских еда закручена в банки, так что нужно только разогреть. Нам еще повезло, а я вот не завидую тем русским ребятам, которые в прошлом находились на орбите одни. Одна и та же еда на протяжении стольких месяцев! А теперь даже бельгийская кухня у нас там есть. Так забавно: несколько недель после возвращения я каждый вечер смотрел на часы и «торопился» посетить российский сегмент. Я же трудился начальником станции. Так что должен был знать, что где происходит. И вечерами обязательно прилетал на российскую половину, беседовал там с ребятами за стаканом молока. Причем вылетать нужно было заранее, а то можно и в пробку попасть. Из летающих людей.
Виконт Франк Де Винне

Дословно

У каждого партнера в программе МКС (Россия, Америка, Япония, Канада, ЕКА — Европейское космическое агентство) есть свой Центр управления полетом, который поддерживает связь со станцией — каждый со своими модулями на орбите. В лабораторных модулях проводятся исследования или опыты, ради котороых мы летаем в космос. Станция открыта для всех.

А вообще, самое мое большое впечатление в жизни — вовсе не космос, а работа в UNICEF. Когда я впервые попал в африканские страны и увидел воочию, как там живут люди, то был потрясен. Ни еды, ни воды, ни жилищ. Как они выживают? Я чувствовал, что мы все ответственны за этих людей и мы к ним жестоки. Причем миллионы, посылаемые Европой, не изменят ситуацию. Вы можете приехать в Африку с мешком денег и построить там дорогу или водопровод. И через несколько лет это все придет в упадок, потому что не сами местные жители это сделали. Да и как обращаться с этим, их не научили. Я уже не говорю о чудовищной коррупции, когда большая часть этих миллионов оседает в карманах руководителей стран. Мы не можем спасать народы Африки. Мы можем только помогать. Что мне нравится в системе UNICEF, так это невмешательство в дела местных жителей. Например, мы не приходим в деревню и не говорим: «У вас тут, мы слышали, с водой напряженка, так мы вам сейчас колодец выроем». Ну, выроем. В эту деревню переселятся все соседние деревни, и воды опять будет не хватать. Нужно работать вместе с жителями, пусть они сами соображают, как они хотят решить проблему. И если решение разумное, долгосрочное и потенциально эффективное, вот тогда мы поможем его осуществить.

И, конечно, образование, образование и еще раз образование. Вы посмотрите на их семьи — есть и пить нечего, но в семьях по 10-15 детей. Тут никакой воды не хватит. В тех странах, где стабильно повышается уровень образования, где люди понимают, что есть много других интересов, кроме как ежегодно производить по ребенку: там и смертность уменьшается, и рождаемость не такая высокая. А в Африке сейчас значимы только жизнь мужчины и крупного рогатого скота. Женщина же ценится только по количеству рожденных сыновей. Поэтому каждая женщина, едва выйдя замуж, начинает рожать, причем каждый год. Еще одного от груди не отняла, а на подходе уже другой. И не потому, что им процесс доставляет удовольствие, а потому что надо скорее нарожать побольше сыновей. Образовательная работа UNICEF помогла женщинам узнать, что для здоровья их детей важно, чтобы мать провела с ними какое-то время после рождения. Как это ни дико для нас звучит, но то, что эти женщины стали рожать не чаще, чем раз в 2-3 года, стало большим шагом вперед. Я и дальше намереваюсь продолжать свою работу как посол доброй воли в UNICEF от Бельгии. Причем спасать нужно уже не только Африку. Сейчас, всвязи с изменениями климата, во многих местах Европы воды не хватает. Кстати, этой проблемой вплотную занимаются космонавты на орбите, производя опыты по предельно эффективному очищению уже использованной воды, чтобы и тут, на Земле, мы могли делать то же самое и расходовать наши водные ресурсы экономно.

ЕСТЬ ВОПРОСЫ

Непременно ли нужно быть военным человеком, чтобы иметь возможность стать космонавтом?
Конечно, нет. Набираются опытные инженеры, врачи, ученые. Самое главное — быть хорошим специалистом, а военным — совсем необязательно. Я бы даже сказал, что только половина космонавтов — это военные летчики-испытатели.

По определению, космонавты — одни из самых здоровых людей на планете, так как нагрузки немаленькие. Где же найти столько пышущих здоровьем врачей, ученых, инженеров?
Считается, что, как раз наоборот, ученый народ — довольно хилое сословие. Так, интеллигенты в очках…
Космонавты — одни из самых здоровых людей? Это преувеличение. Есть много людей и здоровее меня, и они, может быть, специалисты получше. Не это главное. Обычно экипажи набираются многонациональные, а это значит — люди, говорящие на разных языках, относящиеся к разным культурам, все — с разными взглядами. Поэтому принимается во внимание совокупность качеств — умение ладить с окружающими, дружелюбие, коммуникабельность. Ну и также здоровье, и уровень специализации. 
Виконт Франк Де Винне

Дословно

В Мали я видел следующую картину. Девочки встают рано утром и начинают походы к источнику. Эти девочки вырастают, выходят замуж, рожают детей и все начинается заново. А если построить у источника школу? Утром дети пошли в школу, а на обратном пути принесли воды. Одним ударом — двух зайцев. И вода есть в семье, и дети ходят в школу.

– Досье –

— 1979 год —
Окончил Королевскую школу Кадетов.
— 1984 год —
Получил степень магистра телекоммуникацийи гражданского строительства в Королевскойвоенной Академии в Брюсселе.
— 1979 год —
Окончил с отличием Имперскую школу летчиков-испытателей в Великобритании.
— 1986-1992 год —
Был пилотом истребителя Mirage V, участвовалв разработке программы модернизации самолетовMirage V. Во время войны НАТО противЮгославии был командиром объединеннойбельгийско-голландской авиагруппы.Выполнил 17 боевых вылетов.
— 1997 год —
Стал первым не американцем, получившим наградуJoe Bill Dryden Semper Viper за демонстрациювыдающихся навыков пилотирования.
— 1999 год —
Получил от королевы Нидерландов награду «Запроявленное мужество во время военных операций».
— 2000 год —
Европейское космическое агентство отобралоФранка Де Винне в качестве астронавта.
— 2001 год —
Проходил подготовку в НИИ ЦПК имени Ю. А.Гагарина.
— октябрь/ноябрь 2002 года —
Проходил первый полет Де Винне. Он отправилсяк МКС на корабле «Союз ТМА-1» в качествебортинженера с четвертой экспедицией посещения.Посадка была осуществлена на корабле «Союз ТМ-34».За время полета общей продолжительностью10 суток 20 часов 52 минуты Франк успешно выполнилнаучную программу OSTC из 23-х экспериментовпо биологии, медицине, физике и в областиобразования.
— декабрь 2002 года —
Указом бельгийского короля Альберта II возведенв титул виконта. Указом президента РоссийскойФедерации — Кавалер ордена Дружбы.
— ноябрь 2008 года —
НАСА официально подтвердило его назначениев состав экипажа МКС-20.
— май 2009 года —
стартовал «Союз ТМА-15», через двое сутокдоставивший экипаж на станцию.