Габриэль Лавринчик

Досье

Габриэль Антонию Лавринчик родился в городе Simleul Silvaniei, Трансильвания, Румыния. В 12 лет решил самостоятельно изучать русский язык. Для лучшего восприятия начал переписываться с Советскими школьниками со всей территории бывшего СССР. За несколько лет общения получил свыше 4 000 000 писем. По этому показателю Габриэль войдет в Книгу Рекордов Гинесса 2011.

Мой дед обожает Россию и русский народ, знает язык и умеет петь русские песни. Спросите: откуда? А вот тут-то и собака и зарыта. Мистификация века! Дело в том, что дед мой какое-то время провел в советском плену, там впервые близко познакомился с русским народом. Солдаты выучили его петь «Катюшу», чирикать по-русски и вообще как-то незаметно сделали его в душе русским. Это ли не чудо, когда пленный начинает любитьтех, кто его пленил? Но чуда никакого нет. Просто невозможно не отдать свою душу таким людям, как русские, когда узнаешь их ближе. Я его очень хорошо понимаю. Так что, можно сказать, эту любовь дед мне передал по наследству. Он же и посоветовал учить русский язык. Он уже тогда понимал, что не за английским языком будущее, а зарусским. Иногда думаю: неужели мой дед был умнее наших теперешних политиков? Хотя, чему удивляться: народ всегда, почему-то, оказывается прозорливее тех, кого он выбирает. Мне было 12 лет, когда я стал учить самостоятельно русский, но понял, что без живого общения далеко не уеду. Поэтому я дал объявление в вашу «Пионерскую Правду», что хотел бы переписываться с ребятами из Советского Союза. Сначала приходило несколько писем в день. А потом, как-то утром, пришел почтальон и попросил меня зайти на почту. Когда я пришел, то глазам не поверил! Вся задняя комната почты была завалена письмами для меня, и над этой горой трудился весь персонал! Я вызвал друзей, и мы всю эту корреспонденцию на тачках, колясках, в мешках перетащили ко мне домой.
Так продолжалось несколько лет. С некоторыми у нас завязалась постоянная переписка, а с некоторыми до сих пор дружим. Да вот, совсем недавно, был случай. По работе мне нужно было отправиться на румынско-украинскую таможню. Разговорились с одним мужчиной. То да се, слово за слово... и вдруг понимаем, что мы друг другу писали! У меня даже его фотография сохранилась, а у него — моя. И это — не первый раз. Так что, ничего случайного в нашей жизни не бывает. Скоро в моем родном городе открывается музей, где будут выставлены эти трогательные послания. Это ведь не просто письма, это живая история нашего детства. Из переписки можно узнать, что волновало подростков в то время, когда мы общались, чем занимались и как проводили досуг. Это будет интересно нынешним подросткам, ведь они и конверта в глаза не видели: переписываются через Интернет, висят в социальных сетях. И ничего хорошего в том,что такие сообщения приходят мгновенно, нет. Это же замечательное чувство – ожидание хорошего события, письма, звонка. А сейчас оно свелось к минутам или часам. Я не против прогресса. Я и сам в переписке, особенно деловой, пользуюсь электронной почтой, а для поездок предпочитаю машину конному дилижансу. Но все-таки точит червячок ностальгии по этим исписанным листкам с нарисованными сердечками и цветочками: все такие письма гораздо более личные, персональные, чтоли. У каждого есть свой характер и даже — судьба.
Габриэль Лавринчик

Досье

В совершенстве владеет 11-ю языками — русским, английским, испанским, итальянским, словацким, румынским, норвежским, болгарским, польским, сербским и хорватским.

Что касается русского языка, то в последнее время выражение «великий и могучий» заездилось и затерлось. А жаль. Оно как нельзя более точно описывает ваш язык. Поверьте мне, я ведь говорю на семи языках, нет языка более богатого, красочного и образного, чем русский. Я не понимаю,зачем понадобилось нашему правительству с корнем выкорчевывать русский из памяти румынского народа. Это ведь варварство.Такое впечатление, что у наших политиков от Евросоюза крыша поехала. Те на дудочке играют, а эти, как собачки в цирке, пляшут. Самое забавное, что несколько лет назад, когда Румыния только вступала в Евросоюз, все были чуть ли не в экстазе: «Ах, Европа! Ах, ЕС!» Ну, вступили, и что? Кому жить стало легче? Теперь же, когда я слышу выражения вроде «на кой ляд нам был нужен этот ЕС?», у меня аж дыхание перехватывает от мстительной радости. Хотели Европу – получайте. Такая недальновидность была обоснована тем, что нас избаловала Россия. Мы думали, что эта бескорыстная помощь в порядке вещей. А как почувствовали на своей шкуре «европейскую» дружбу и все прелести желанного капитализма,так сразу обратно захотелось. Кому мы нужны в этом Евросоюзе? Да у них там полно своих исландий-греций-испаний, которые на ладан дышат. Им нужны были новые рынки сбыта для того барахла, которое свои не берут. А так как мы сейчас в ЕС, то обязаны его принимать. Но наши товары они не спешат покупать. Я же заведую международными поставками и связями с международной общественностью. Кому ж знать, как не мне? У нас много магазинов в западных странах, но все они убыточны. Зачем, скажем, итальянцам наша обувь, когда у них свою девать некуда? Недавно я прихожу к одному чиновнику по торговле и начинаю егоубеждать, что пора возвращаться на российский рынок, участвовать в выставках, активно заключать контракты на высшем уровне. А он мне говорит: «Ты, Габриэль, не туда смотришь. Зачем нам Россия? Мы же теперь в Европе, в элитном клубе». Я взял карту и спрашиваю: «Теперь в Европе? А раньше где мы жили? Уж не в Азии ли?» Только жили-то мы хорошо, а теперь как собаки живем, зато в элитной будке. Но я пробил эту стену своим лбом. Мы объединили 12 ведущих обувных фабрик, и я лично повез их в Киев, в Москву и в Петербург на выставки. Даже я не ожидал такого ажиотажа! Мы сходу подписали несколько крупнейших контрактов. Ко мне подходили люди и чуть ли не со слезамина глазах говорили: «Слава Богу, что опять появится у нас румынская обувь. Мы ее знаем давно, раньше каждая женщина имела в своем гардеробе хотя бы одну пару румынской обуви— и это было предметом особой гордости». Сейчас все 12 фабрик работают на полных оборотах, а некоторые из них начали нанимать работников. И это — в посткризисный период, когда остальные продолжают сокращать штаты.

А еще я сейчас занимаюсь очень интересным и полезным проектом – составлением румыно-русского и русско-румынского разговорника. За последние 20 лет было сделано всего два выпуска, но мне стыдно смотреть на эти книги, потому что они составлены очень плохо и непрофессионально. Иногда даже трудно понять, что там написано. Ясно, что это делалось лишь с целью заработать по-быстрому денег! Но это грех. Словарь или разговорник – это коммуникативный инструмент между людьми, народами и культурами. Если он плохо сделан, то возникают проблемы и непонимание, из-за которых страдают народы. Это отражается и на культурных связях, и на политических решениях. Одно из самых известных издательств в Румынии согласилось выпустить разговорник уже в этом году. На следующей неделе я буду подписывать с ними контракт. Это умные люди, которые понимают, что они не только принесут пользу, но и заработают. Русскоговорящих туристов в Румынии очень много, и они — одни из самых желанных гостей на любом курорте и в любом отеле. Сами знаете – когда русские отдыхают,то мало не покажется никому. Веселье на полную катушку. Мой друг, владелец большого пятизвездочного отеля, просил эти разговорники, чтобы дарить своим русским гостям. Например, в Испании правительство выделило средства для выпуска испано-норвежских разговорников,так как там отдыхает много норвежцев. Министерство туризма издало эти книжки, и они были отправлены в отели. Кстати, после разговорника, с Божьей помощью, я займусь словарем. У меня есть один русский друг, московский бизнесмен (кстати, из все той же детской переписки), который поддерживает этот проект. Выпущен словарь будет в России для людей, интересующихся Румынией. И даже обувной бизнес я рассматриваю как способ наладить связи между нашими странами. Что такое обувь, как не часть моды? А мода – часть культуры. Возвращая русским женщинам изящные румынские туфельки, я напоминаю им о нашей стране. Сотни лет наши народы жили бок о бок и имели прочнейшие культурные, исторические и духовные связи. А сейчас наши политики пытаются внушить, что с русским народом у нас не было и нет ничего общего, и стараются найти связи с другими европейскими странами. Даже если на слово поверить политикам, есть такая замечательная поговорка: «Лучше иметь одного хорошего соседа, чем 20 братьев у черта на рогах». А еще я занимаюсь мебелью. Мебельное производство — часть истории Румынии,богатой лесами с ценными породами древесины. Нашим фабрикам более 300 лет, и каждая уникальна. В советские времена словосочетание «румынская мебель» звучало примерно так же, как «американские джинсы» или «французские духи». Румынская мебель до сих пор украшает парадные залы в Кремле, европейские королевские дворцы и замки. В этом году я повез нашу мебель на выставку в Москву, и новая коллекция Regallis была признана лучшей, оставив позади итальянцев. Ведь все производится только из экологически чистого дерева, резьба и украшения — только ручной работы. Я уже не говорю, что изящество и безупречный стиль давно стали брендовыми. Кстати, итальянцы даже завидовали нам, говоря,что им приходится сильно тратиться на рекламу, а нам —нет, ведь нас и так все в России знают. Вот так-то, господа европейцы, не садитесь не в свои сани. Мы с Россией друг друга не подведем. Вернее, это Россия нас не подведет. Мы-то ее подводили, и не раз. Сколько раз в постперестроечный период ваша страна делала нам шаги навстречу, но при каждом таком шаге вперед, Румыния делала два шага назад. Я надеюсь, что российские братья на нас из-за этой глупости зла не держат.&
Габриэль Лавринчик

Досье

В настоящее время занимает пост директора по международным связям и связям с общественностью концерна SIMEX, крупнейшего производителя и экспортера элитной румынской мебели во всей Восточной Европе. Баллотируется в депутаты румынского парламента.

ЕСТЬ ВОПРОСЫ

Куда Вы порекомендуете поехать русскому, который ни разу небыл в Румынии?
Конечно же, в Трансильванию, где очень много красивейших древних замков, в том числе — замок Дракулы. Там же, в Трансильвании, около местечка Marca-Salaj (где, кстати, я родился), располагается древняя крепость Cetateadacica, относящаяся ко временам даков. Название происходит от слова «daos», что на фригийском значит «волк». Именно волк являлся ритуальным эпитетом этой группы фракийских племен. Скорее всего, Marca-Salaj и является колыбелью румынского народа. В Salaj находится много старых церквей, исторических монументов и «живых следов» Римский империи. Например, крепость и замок Castrul roman de la Porolissum din Moigrad. В Satu Mare «Zona Codrului Satmarean» турист может познакомиться с древней румынской культурой: местность богата фольклором, жители до сих пор носят народные костюмы каждый день. Там же до сих пор живы старейшие румынские традиции. В Maramures есть уникальное кладбище, фактически, единственное в своем роде в мире – Sapanta. Курорт «Baile Felix» (Bihor) известен своими термальными водами. Поезжайте в Brasov, Poiana Brasov, где есть горы. Зимой это прекрасный лыжный курорт, а летом просто дух захватывает от волшебных пейзажей. Кстати, русских лыжников тут очень много. В Moldova можно познакомиться со старыми монастырями, относящимися к 1500 -1700 годам. И, конечно же, теплое Черное море, где до 1990-х годов прошлого века каждый второй турист говорил по-русски.

Что нужно привозить из Румынии?
Румыния производит очень хорошие вина, мебель, обувь, кожаные и текстильные изделия — качественные и ценой на порядок дешевле таких же из западной Европы.

Румыния славится своими замками. А они вообще продаются?
В Румынии много редких замков, относящихся к самым разным эпохам. Например, Castelul de la Balc. Он продается, а я помогаю совершить сделку. Кстати, его покупатель — россиянин, и я представляю его интересы. Я сам обожаю замки и без ложной скромности заявляю, что я – хороший специалист по этому вопросу. В Румынии нет специальных агентств, занимающихся продажей замков, так как этот вид недвижимости каждый день на продажу не выставляется. Но если кто-то из Ваших читателей заинтересуется, я лично смогу проконсультировать и, конечно, помочь. Пусть свяжутся с редакцией, и Вы дадите мои координаты.