3 факта о бедном детстве Шер

Факт первый

У нас была совершенно богемная жизнь. Ведь практически все в семье или художники, или танцоры, модели. Моя бабка родила мою мать в 13 лет, а мать забеременела от моего отца, вовсе не желая этого. Кстати, она чуть не избавилась от меня у подпольного врача и, уже лежа на столе, переменила решение.

Несколько лет назад Вы проехали с прощальным туром по миру, помахали ручкой публике, но теперь вернулись. Поняли, что сделали ошибку?

О нет! Я попрощалась с большой сценой, с мировыми турне, но никак не с камерой. Я снимаюсь и буду сниматься дальше.

Вы и Барбара Стрейзанд — единственные женщины, которые занимали верхние строчки хит-парадов, и к тому же еще получили Оскаров за роли в кино. До сих пор последователей нет. Почему?
Последователи есть, да не доросли еще. Мы с Барбарой вообще единственные в своем роде. Мы настоящие Дивы! С большой буквы! И знаете, почему? Потому, что мы заработали это. Мы пахали, а не мясом сырым обвешивались, чтобы привлечь к себе внимание.

Но Ваши костюмы даже вне сцены тоже трудно назвать консервативными…
Тогда время было такое. 60-е, 70-е... сумасшедшие годы, и такая же сумасшедшая мода. Но мясом или сырыми шкурами никто не обворачивался. Нужно отличать эпатажность от вульгарности.

Да, прошлой осенью Вы здорово посмеялись над Леди Гагой и ее платьем из мясных обрезков. За что Вы ее так?
Да какое нахальство — совать мне в руки сумочку, сделанную из куска живого мяса! Что она этим хотела сказать? Удивить? Я и не такое в жизни видела. И вообще, эти неоперившиеся пташки должны помнить, кто — настоящая звезда. И я пока что жива и полна энергии. И проживу еще, надеюсь, долго. Моя бабка умерла в возрасте 96 лет, матери 86 и она в добром здравии. Так что наследственность у нас хорошая.

Энергии Вам действительно не занимать. Во времена правления Джорджа Буша Вас даже несколько раз вызывали в соответствующие органы за слишком яростные нападки на его администрацию и на него самого. А губернатора, вернее, губернаторшу Аризоны, вообще обозвали оленем, которого ослепила машина.
Этот недоумок Буш привел страну к краху на деньги налогоплательщиков. Я и отдаю такие огромные суммы на благотворительность, чтобы платить меньше налогов. Я не желаю, чтобы страну разрушали на мои деньги. Если бы не это, я бы платила гораздо больше. А насчет губернатора, я так сказала, потому что не хотела обижать женщину. Иначе я бы выразилась точнее.

Кстати, Вы даже сами закупаете шлемы и амуницию для солдат в Ираке. А почему бы не дать этим заниматься профессионалам?
Потому что, отдавая деньги таким организациям, все прекрасно знают, что только их часть идет по назначению. Остальное тратится на оплату секретарш и другого персонала этих компаний. Я все делаю сама. Бедным мальчикам эта амуниция нужна, как воздух. Игроки в хоккей защищены лучше, чем они там, в Ираке, под пулями.
3 факта о бедном детстве Шер

Факт первый

У нас была совершенно богемная жизнь. Ведь практически все в семье или художники, или танцоры, модели. Моя бабка родила мою мать в 13 лет, а мать забеременела от моего отца, вовсе не желая этого. Кстати, она чуть не избавилась от меня у подпольного врача и, уже лежа на столе, переменила решение.

Этими высказываниями в адрес политиков Вы заслужили репутацию мегеры.
Да и не только этим! В нашем бизнесе нужно быть жесткой и безжалостной. Будешь кроткой и мягкой, пройдут по голове и не заметят. А если не проявишь вышеупомянутых качеств — объявят мегерой. Так лучше пусть мне присвоят репутацию стервы, чем размажут по асфальту.

Кого в Вас больше — певицы или актрисы?
Конечно, актрисы. Мне, кстати, мой голос не очень-то и нравится, а актерство — это глубоко, это ответственность. Я как-то об этом уже говорила, но повторю еще раз вам. Петь — это как ходить к кому-то в гости. Весело, здорово, но никакой ответственности. Пришел, спел, ушел. А играть роль — это как приглашать гостей к себе.

Но Вас все-таки больше знают как певицу.
Я не поручусь, что всем без исключения я нравлюсь именно как певица. Наверняка многие меня видят больше как актрису.

Можно задать деликатный вопрос? Вы уже привыкли называть свою дочь «он» после того, как она сменила пол?
Нет, еще не привыкла. То называю ее «она», то «он». Когда несколько лет назад она мне объявила, что лесбиянка, я орала, как помешанная! И не потому, что была потрясена фактом, а потому, что как последняя дура, узнала все последней. Потом как-то смирилась.

А теперь вместо дочери Вы имеете сына.
Она умная девочка... нет, мальчик... Вот видите, до сих пор путаюсь, но он (она?) не обижается. Так что он знает, что делает. Главное — чтобы он был счастлив, а все остальное не имеет значения. Конечно, я не представляю саму себя мужчиной и не могу даже вообразить, что же это такое— смена пола и как при этом себя чувствуешь, но я и не пытаюсь.

Давайте поговорим о Вашем последнем фильме. Почему Вы согласились?
Меня довольно долго уговаривали. А Клинт Калпеппер, президент Screen Gems и правая рука Sony Production, в буквальном смысле встал на колени. Ну уж этого ни одна женщина вынести не сможет! Да и Кристина Агилера очень хотела со мной сняться. Мне Клинт так и сказал: «Как ты не понимаешь, она готова воду из твоей ванны пить!» А потом Кристина приехала ко мне со своим маленьким сыном: «Это я, та, которая готова пить воду из Вашей ванны». Меня это подкупило. Я еще не забыла, как я пришла на съемочную площадку Silkwood и Мэрил Стрип улыбнулась мне и произнесла: «Рада тебя видеть». Так что, как видите, я еще не законченная стерва.
3 факта о бедном детстве Шер

Факт третий

Мой дед был алкоголиком, отец — наркоман. Отец моей сестры тоже алкоголик. Кстати, моя сестра была замужем 8 раз и три из них — за моим биологическим отцом. Как алкоголизм и наркомания миновали нашу мать и нас с сестрой, я до сих пор не понимаю.

Вам понравились съемки?
Это музыкальный фильм, где и играешь, и поешь. Такие съемки всегда оживлены, особенно, когда работаешь с приятными людьми. Я не скажу, что мы сделали фильм года или какой-то шедевр, но смотреть его будет весело, хотя это и не комедия.

А в следующем году выходит анимационный фильм, в котором Вы озвучиваете жирафа…
Ну я же уже сказала — мне самой мой голос не нравится!&